elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
Глава 8

- Ничего не понимаю… - Гарри переводил растерянный взгляд с Лили на Снейпа. – Фениксы – это же птицы? Или?..
- Вот именно, что «или», - кивнула она, внимательно вглядываясь сыну в глаза. – Волшебники забыли, что, помимо известных им магических рас, когда-то существовало множество других. Эти сведения стерлись из нашей памяти за века и тысячелетия. Магглам удалось сохранить гораздо больше исторических фактов, чем магам, хотя порой они и не понимают этого. Все их сказки, предания и легенды имеют под собой реальную основу. О Фениксах мне рассказывала бабушка. История нашего народа напоминает сказку с печальным концом. Скорее всего, бабушка подозревала, что это предание как-то связано с далеким прошлым нашей семьи. У русских, кстати, есть похожая сказка. Она очень популярна среди магглов, только название птицы звучит как-то по-другому.
- Откуда ты это знаешь? – с удивлением спросил Северус.
- Я же говорила, кажется. Когда я стала осознавать себя, во мне проснулось что-то вроде памяти предков, - Лили задумчиво посмотрела на огонь. – Многие знания появились непонятно откуда. Словно тысячи голосов нашептывали мне свои истории.
- Подождите, я ничего не понимаю, - перебил их Гарри. – Как мы можем быть Фениксами, если Фоукс…
- Гарри, - не дала договорить ему Лили, - давай я сначала расскажу о нашей расе, а потом уже и про Фоукса поговорим. – Произнеся ненавистное имя, она непроизвольно вздрогнула. Воспоминания о многолетнем заточении в теле птицы до сих пор вызывали отвращение и страх.
- Хорошо, рассказывай, - Гарри с интересом придвинулся ближе.
Лили обняла его, растрепав и так непослушные волосы, и начала свой рассказ. Она в подробностях пересказала ему сказку о Фениксах, добавив несколько фактов, которые открылись ей после возвращения памяти.
- Так что же… получается, что твоя бабушка, моя прабабушка, тоже была Фениксом? – с легким нетерпением уточнил Гарри. Чувствовалось, что по ходу повествования у него накопилось немало вопросов, но он сдерживал себя, не рискуя перебивать мать.
- Мне кажется, бабушка догадывалась, что сказка – вовсе не выдумка, но не думаю, что она была инициированным Фениксом, как мы с тобой. Хотя кровь Фениксов, наверное, как-то проявлялась. Насколько я знаю, и бабушка с дедушкой, и мама с папой очень любили друг друга. И по какому-то странному стечению обстоятельств все пары в нашей семье умирали или одновременно, или с малым интервалом времени между смертью супругов. – Лили тяжело вздохнула, вспомнив о гибели родителей.
- Что значит «инициированными»? И что, получается, тетя Петуния тоже Феникс? – Гарри с сомнением посмотрел на нее.
- Давай по порядку, - хмыкнула Лили. – Гены Фениксов передаются в нашей семье из поколения в поколение. Но… как бы тебе сказать… их соотношение к генам человека у всех нас разное. У кого-то возможность активации крови практически исключена. Все же мы не чистокровные Фениксы, и среди наших предков в основном были люди. А у кого-то эти гены преобладают и могут поспособствовать пробуждению наследия.
- У тебя… и у меня… - дождавшись кивка Лили, Гарри продолжил допытываться: - Получается, что Дадли, мой кузен, тоже мог бы стать Фениксом, если бы родился волшебником?
- Фениксы не были волшебниками, Гарри, - с легкой улыбкой покачала головой Лили. – Это магические существа, имеющие две ипостаси.
- Неужели ты до сих пор не знаешь различий между магическим существом и магом? – с легкой ноткой ехидства поинтересовался Северус, все это время не встревавший в их беседу.
- Знаю. В общих чертах, - недовольно глянул на него Гарри. – Но в нас же наследие проявилось из-за магии, разве нет?
- Не думаю, - покачал головой Северус и вопросительно посмотрел на Лили, которая лишь пожала плечами. – Вполне возможно, что степень мутации крови Лили просто оказалась большей, чем у всех ваших родственников. И это не обязательно связано с тем, что она родилась волшебницей. Может быть и наоборот – именно ген Фениксов активировал ее магические способности, принесенные кем-то из ваших далеких предков. Ведь причины рождения магглорожденных волшебников так до конца и не изучены. Но есть пока недоказанные теории о том, что без вливания крови магов где-то в предыдущих поколениях у магглов не может родиться волшебник.
- Все может быть, - кивнула Лили. – Фениксам не нужна магия в общепринятом смысле. Я, как волшебница, могу колдовать при помощи палочки, а могу сделать вот так... – Лили вытянула руку ладонью вверх, и на ней зажегся маленький огонек. – Дотронься до него, Гарри.
Тот нерешительно прикоснулся к пламени кончиками пальцев. Видимо убедившись, что оно не обжигает, он осмелел и несколько раз провел сквозь пламя ладонью.
- Ух, ты! – он восторженно посмотрел на мать. – И я так смогу?
- Конечно сможешь. Со временем, - улыбнулась сыну Лили. – Когда в тебе полностью активируется наследие.
- А когда? – Гарри с восхищением продолжал разглядывать ладонь Лили, хотя огонь она уже убрала. – Ты же вроде говорила, что я тоже инициированный Феникс…
- Твоя кровь разбужена ритуалом, который я проводила в Поттер-холле. Ты тогда был совсем младенцем, - Лили ласково погладила сына по щеке. – А вот само наследие активируется обычно намного позже, когда Феникс уже осознанно умеет контролировать свою стихию и способности. Но, думаю, ждать осталось недолго, - видя разочарованный взгляд Гарри, подбодрила она.
- А ты сказала, что Фениксы… что ты можешь обращаться в птицу?
- Могу, - Лили нахмурилась, - но пока только принудительно. Надеюсь, со временем мне удастся делать это по желанию. Я ведь тоже должна еще многому научиться. Сам понимаешь, книг и каких-то пособий по развитию способностей Фениксов не существует. Так что, сынок, будем учиться вместе.
- А про слезы…
- Ты же помнишь, как Фоукс вылечил тебя на втором курсе? - тяжело вздохнула Лили. – Да, наши слезы на самом деле целебные. Совсем недавно мне пришлось ими лечить Северуса.
- Не нужно! – протестуя, покачал головой Снейп.
- А что случилось? – Гарри перевел заинтересованный взгляд на отца.
- Северус по долгу «службы», - с нажимом сказала Лили, - попал в немилость у Волдеморта.
- Лили! – предостерегающе произнес Северус. – Не стоит об этом! Зачем Гарри знать такие подробности?
- Я думал, что Волдеморт ценит своих соратников, - испытующе посмотрел на отца Гарри, – приберегая пытки для своих врагов. Или он разоблачил вас… тебя, как шпиона?
- Два раза нет, - лаконично ответил Снейп. – Давайте закроем эту тему.
На удивление, Гарри не стал спорить с ним и вновь обернулся к Лили.
- А что ты говорила про пение?
- Что Фениксы могут излечить любые душевные недуги? – переспросила Лили и, дождавшись кивка сына, пояснила: - Такова легенда о силе песен и голоса Фениксов. Самой мне петь подобным образом пришлось лишь однажды… прошлым летом. Я почувствовала, что ты находишься в смертельной опасности, и песня родилась сама.
- Не может быть! – Гарри вскочил с дивана. – Когда возродился Волдеморт и мы сражались с ним? Да? – и, не дожидаясь ответа, нервно прошелся по комнате. – Я слышал твою песню! Там, на кладбище… Но как? Где ты была, что смогла почувствовать меня? Тебя приспешники Волдеморта держали где-то рядом?
Лили прикрыла глаза, обдумывая, как сказать Гарри о Дамблдоре и не настроить сына против себя.
- Гарри, посмотри на время! – окликнул сына Северус. – Лили устала сегодня, да и поздно уже. Давай все оставшиеся вопросы обсудим завтра. Тебе ведь еще нужно успеть вернуться в гостиную до отбоя.
- Но… - Гарри растерянно посмотрел на мать.
- Сынок, я все тебе расскажу, - ободряюще улыбнулась она. – Мне немного неприятно вспоминать прошедшие годы, в течение которых я, кроме прутьев клетки, ничего вокруг не видела. Но я считаю, что между нами не должно быть недомолвок.
- А ты, в свою очередь, расскажешь нам о возрождении Темного Лорда, - потребовал Северус. – Может быть, тогда станет понятнее, как его можно уничтожить.
Гарри с удивлением посмотрел на отца и согласно кивнул. Северус быстро объяснил ему, что говорить друзьям об «отработке». Тот, нахмурившись, слушал, но возражать не стал. Затем он попрощался с Лили и, неловко пожелав спокойной ночи отцу, выскочил за дверь.
- Что ты решила? – стоило Гарри покинуть комнату, спросил Северус у Лили.
- Я расскажу ему все… но… - она помассировала виски, устало прикрыв глаза, - ты же видишь, какой он? Ему на все нужны доказательства. А чем я могу подтвердить свои слова?
- Нужно что-то придумать… - задумчиво постучал пальцами по подбородку Северус. - Было бы здорово, если бы ты смогла обернуться в птицу. Думаю, увидев Фоукса, Гарри все поймет без слов.
- Оно, конечно, было бы хорошо, но я не умею, - покачала головой Лили.
- А как ты обернулась в первый раз? – с любопытством спросил ее Северус.
- Истратила всю энергию, - вспоминая свое противостояние Волдеморту, ответила Лили.
– Что, если перед завтрашним разговором провести спарринг? А потом попробуешь обернуться. – Лили на это лишь покачала головой, но Северус продолжал: - Я понимаю, что спарринг – не самый надежный способ, чтобы потратить излишки энергии, но вдруг поможет? Если не получится, будем пытаться объяснять все на словах.
– Слушай… я тут подумала: а что, если сводить Гарри в Поттер-холл? Раз он признан наследником Поттеров, замок должен принять его.
- Скорее всего, так и будет, но это мы сможем проверить только на каникулах. Амбридж только кажется безмозглым тираном, но она далеко не дура, и не стоит сбрасывать ее со счетов.
Лили согласно кивнула. После своего заточения она понимала, что нужно быть осторожными и не допускать промахов. Они уже однажды обожглись, недооценив противника.
Немного обсудив завтрашнюю встречу, они отправились спать. Убаюканная теплыми и надежными объятиями Северуса, Лили уже проваливалась в сон, и вдруг сквозь дрему услышала, как любимый тихо прошептал:
- Ты у меня удивительная! Спасибо за сына, девочка моя!

* * *

Гарри задумчиво грыз кончик пера, не в состоянии сосредоточиться на задании по трансфигурации. Уже два вечера он не вылезал из комнат Снейпа, общаясь с матерью. И как бы ни хотелось ему проводить с ней еще больше времени, но домашние задания никто не отменял. Поэтому сейчас Гарри сидел один в опустевшей гостиной и пытался выполнить хоть что-то из заданного. Друзья хотели остаться и помочь, но он отправил их спать. Выслушивать перепалки и споры в то время, когда он и так с трудом концентрировался на учебе, не входило в его планы. Рон быстро поднялся в спальню, все еще немного обиженный. Гермиона, сжалившись над Гарри, оставила ему свои черновики с расчетами и выдержки из нужных параграфов учебника. Но правила трансфигурации совершенно не откладывались в голове. Огромным усилием воли он заставил себя сосредоточиться и, в конце концов, все-таки вывел формулу превращения, используя записи Гермионы.
Кое-как выполнив задание, Гарри поднялся в спальню. Стараясь не шуметь, он быстро улегся в кровать, но сон не шел. Гарри прокручивал в уме события последних двух дней. Чудесное появление матери, новости о том, что он вроде и не Поттер, факт отцовства Снейпа… Слишком много информации свалилось на него за короткий промежуток времени, и Гарри пока не до конца осознал и принял ее. Но разговоры о наследиях и Фениксах казались ему уже перебором. То, что Снейп на самом деле его отец, принять было хоть и сложно, но можно. А вот рассказ о Фениксах, и тем более о его сущности, – казался какой-то нереальной сказкой. Выдумкой, фантазией, розыгрышем. Гарри и сам не знал - к какому выводу склоняется больше. Но пламя, появившееся на ладони матери без палочки и заклинаний, было реально! Прикоснувшись к нему, Гарри больше всего удивился, что оно не обжигает, а дарит приятное тепло, вызывая легкое покалывание в кончиках пальцев. Крошечный огонек ласкал его ладонь совершенно неагрессивно и безболезненно. И это заставляло задуматься о природе такого странного колдовства и поверить словам матери.
- Феникс, это же надо! – еле слышно прошептал Гарри.
Почему-то вспомнился Малфой с непомерным зазнайством и самомнением. Гарри хмыкнул, подумав, что Хорек бы, наверное, умер от зависти, если бы узнал о таких возможностях! Оставалось лишь пожалеть, что он не может пока продемонстрировать друзьям и недругам таланты Фениксов. Мать предупредила, что о наследии нужно молчать и держать его в тайне.
Растерянность пополам с восхищением не оставляла его. Наконец, немного повертевшись и более-менее разложив по полочкам разговор с матерью, он уснул, утомленный обилием новой информации.
Утро началось для Гарри неожиданно. Его сон был нарушен громким криком Рона, заставившим буквально скатиться с кровати. Оказывается, они проспали. Гарри не мог понять, в чем дело, но потом вспомнил, что наступила пятница, а первым уроком у них стояло ЗОТИ. С трудом попадая в рукава и брючины, он быстро оделся. Пригладив руками растрепанные со сна волосы, он буквально вывалился на лестницу, куда секундой раньше выскочил такой же всклокоченный Рон.
Завтрак пришлось пропустить, но, несмотря на это, они все равно опоздали. Вчера вечером Гарри даже не вспомнил, что Амбридж велела им законспектировать какой-то бесполезный бред из учебника. В результате урок закончился назначением очередной отработки. Гарри скрипнул зубами, с трудом сдерживая желание нахамить розовой жабе. Казалось, что она испытывает садистское удовольствие, постоянно наказывая его. Раньше ему на это было наплевать, но не в этот раз. Гарри готов был выть от отчаяния. Теперь из-за Амбридж и собственной невнимательности у него сорвалась встреча с мамой.
В обед он подошел к Снейпу и предупредил о том, что не сможет явиться вечером. Тот недовольно нахмурился, но пообещал все уладить. И сдержал слово! Гарри едва не приплясывал от радости, когда чуть позже получил записку от Амбридж. Та сообщала, что, в связи с отработкой наказания у профессора Снейпа, ее взыскание переносится на завтра. Ради вечерней встречи Гарри был рад пожертвовать даже свободной от уроков субботой. Он надеялся, что Амбридж не затянет отработку на целый день и они успеют пообщаться и с Лили.
- Как ты можешь радоваться вечеру со Снейпом? – заглянув ему через плечо и прочитав записку, недовольно проворчал Уизли.
- Знаешь, Рон, - покачал головой Гарри, - я до такой степени ненавижу Амбридж, что готов ходить к Снейпу хоть каждый день, если это отсрочит мою встречу с ней.
- С ума сошел? – тот во все глаза смотрел на него. – Это же Снейп! Чем он лучше розовой Жабы?
- Снейп – привычное зло, и, собственно, ни разу не делал нам ничего плохого, - тут же пояснила Гермиона. – Язвительность и придирки по сравнению с истязаниями у Амбридж не в счет. К тому же, я считаю, что профессор Снейп для Гарри не опасен, в отличие от Амбридж. Ведь за него поручался сам Дамблдор! А эта… неизвестно, что взбредет ей в голову.
Гарри был согласен с подругой. Рон, не в силах побороть свою неприязнь, тут же начал лезть на рожон. Несмотря на ненависть к розовой жабе, казалось, что для него Снейп все же худшее из двух зол. Их перепалка и недовольное бурчание Уизли закончились лишь со звонком, ознаменовавшим начало следующего урока. Гарри тяжело вздохнул. Рон с каждым днем становился все раздраженнее и раздраженнее, и это утомляло.
Гарри в нетерпении ожидал наступление вечера. Ему казалось, что время почти не движется. Между последним уроком и назначенной встречей оставалась еще пара часов, и он решил подтянуть образовавшиеся за эти дни хвосты и сделать домашнее задание. Рон привычно ныл, что пятничный вечер совсем неподходящее время для таких занятий. А Гермиона поддержала Гарри и села за уроки вместе с ним, напомнив Рону о приближающихся экзаменах. Уизли лишь недовольно фыркнул на это и пошел искать себе развлечение на вечер.
За учебниками время пролетело довольно быстро. Не успел Гарри сделать и половины из запланированного, а уже нужно было идти в подземелья. Быстро собрав книги, он занес сумку в спальню и выскочил из гостиной. Он так спешил к родителям, что чуть ли не бегом скатывался по лестницам. Стоило ему постучать в дверь личных комнат Снейпа, как она тут же открылась, и профессор показался на пороге.
- Пойдемте, Поттер, - позвал он Гарри за собой. – Я отведу вас в тренировочный зал. Там давно уже никто не убирался.
Гарри растерялся. Непонимающе глядя на отца, нервно замялся на месте. Снейп с недовольным видом обернулся.
- Вам что, нужно особое приглашение? Идемте! Все, что необходимо для отработки, ждет нас в зале, - с этими словами он едва заметно улыбнулся краешком губ.
Гарри медленно побрел следом, пытаясь прийти в себя от увиденного. Снейп просто не мог улыбнуться ему без привычной язвительности и издевки! Гарри потряс головой, силясь привести в порядок мысли, и поспешил за Снейпом, который уже скрылся за поворотом.
Тренировочный зал располагался недалеко от входа в слизеринскую гостиную, расположение которой Гарри помнил еще со второго курса. Снейп открыл перед ним массивную дверь из потемневшего от времени дуба и пригласил внутрь.
- Ого! – Гарри с удивлением осмотрелся по сторонам. Он и не знал, что в школе есть специальные помещения для отработки заклятий. Обстановка зала очень сильно напоминала ту, которую предоставляла им Выручай-комната для тренировок Отряда Дамблдора. Тут стояло несколько манекенов, лавки вдоль стен, мягкие маты лежали в центре комнаты, а перед искусственными окнами примостилась парочка столов, заставленных учебным инвентарем. На одной из скамеек их поджидала Лили.
Обернувшись, Гарри отметил, что Снейп закрыл дверь, запечатав ее какими-то невербальными чарами. Не испытывая вчерашнего смущения, Гарри с радостной улыбкой кинулся в объятия матери.
- Мама! – Получив от нее поцелуй в лоб и ласковое поглаживание по волосам, он с любопытством спросил: - А зачем мы здесь? Ты же обещала рассказать, кто тебя держал в плену.
- И я расскажу, - серьезно смотря на сына, кивнула Лили. – Но чуть позже. Вчера мы с пользой поработали в лаборатории, а сегодня мне бы хотелось провести небольшой спарринг. Заодно мы с Северусом сможем оценить твою подготовку по ЗОТИ. Да и мне нужно немного попрактиковаться – я не держала в руках палочку пятнадцать лет. А потом мы вернемся к себе, чтобы серьезно поговорить.
Гарри нервно закусил губу, с настороженностью посматривая на Снейпа. Тот насмешливо глянул в ответ, приподняв бровь в немом вопросе, вынуждая согласиться.
- Ладно, спарринг так спарринг…
- Вот и хорошо, - радостно воскликнула Лили. – Давай мы немного разомнемся с Северусом, потом потренируешься с каждым из нас, а в завершение мы с отцом покажем тебе более серьезный магический поединок.
Гарри кивнул, и Лили со Снейпом тут же вышли на середину зала. Он завороженно наблюдал, как они лениво перебрасываются заклятиями, словно проверяя друг друга на готовность к настоящему бою. Оказывается, его мама знала немало защитных и атакующих заклятий, а в богатом опыте Снейпа он никогда и не сомневался. Гарри еще трудно было называть профессора отцом, хотя после вчерашнего теста все сомнения пропали. Но, тем не менее, он еще не до конца смирился с этим фактом. Задумавшись, он отвлекся от разминки родителей и не заметил, как Снейп неожиданно оказался на полу, сраженный каким-то заклятием Лили. Гарри не мог поверить своим глазам и очень жалел, что, отвлекшись, пропустил самое интересное.
- Северус, так нечестно, - недовольно насупилась Лили, - ты поддался!
- Ну да, поддался, - хмыкнул Снейп, поднимаясь и откидывая с лица растрепанные волосы. – Не могу же я обидеть свою даму и выиграть у нее с первого же поединка.
- Позер! – фыркнула Лили и подошла к сыну. – Ну что, готов?
- Эм… да, - Гарри сделал несколько шагов к центру, занимая удобную позицию. – А с кем я буду сражаться?
- Сначала попробуешь со мной, потом с Северусом, - Лили отсалютовала ему палочкой в стандартном дуэльном приветствии, становясь на позицию.
- Хорошо, - Гарри повторил ее жест. - Начнем?
- Импедимента! – без предисловий кинула Лили в него заклятие.
- Протего! – еле успел выкрикнуть Гарри.

* * *

Лили, договорившись с Северусом, заранее прошла в тренировочный зал, укрывшись под чарами невидимости. Сегодня она впервые покинула комнаты Снейпа после возвращения в человеческий облик. В подземельях было сыро и прохладно, но она вдыхала воздух полной грудью, мечтая выйти на улицу и увидеть, наконец, весну. Вне стен Хогвартса Лили не была уже пятнадцать лет. За годы, прошедшие со времен ее учебы, здесь, в подземельях, почти ничего не изменилось. Однако, пока она сидела в золотой клетке, жизнь не стояла на месте: на улице сменялись времена года, восход чередовался с закатом, а ее сын рос без матери, не зная ласки и участия.
Лили зашла в зал, в котором они с Северусом частенько тренировались еще в школьные годы, и внимательно осмотрелась. Внутри почти ничего не изменилось: манекены, лавки вдоль стен, маты, учебные пособия. Она села на лавку, с легкой улыбкой вспоминая былое. Здесь они с Северусом устраивали шуточные бои и спарринги, частенько приходили сюда изучать новые заклинания. Еще во времена учебы Лили удивлял тот факт, что у гриффиндорцев не было никаких тренировочных залов или комнат, а вот у слизеринцев таковой имелся. Лишь сейчас Лили осознала, что, приводя ее сюда тайком от своих однокурсников, Северус мог нарваться на серьезные неприятности. Взаимная ненависть между факультетами уже тогда процветала вовсю. Лили со злостью подумала, что всему виной Дамблдор, который не пытался примирить враждующих учеников. Соперничество между студентами Хогвартса поощрялось и культивировалось, переходя в серьезную неприязнь и постоянные стычки. Она не понимала, чем директору так насолили слизеринцы, но факт стравливания учеников был налицо. Ей тоже не удалось избежать этого. Предрассудки, лелеемые директором, развели их с Северусом в разные стороны. И никто не знает, как сложилась бы их судьба, не разругайся они тогда в пух и прах.
Отгоняя от себя неприятные мысли, Лили постаралась настроиться на предстоящую встречу с сыном. Ей очень хотелось проводить с Гарри как можно больше времени, но это в данных обстоятельствах было невозможно. Поэтому приходилось ждать этих вечерних часов словно чуда. Пока Северус работал, а Гарри учился, Лили изнывала от безделья. Чтобы чем-то занять себя, она пыталась понять принципы действия магии огня, но пока ей редко удавалось колдовать целенаправленно. Чаще стихийные всплески происходили спонтанно, когда она испытывала сильные эмоции. Ночью, ложась в постель рядом с утомленным за день Северусом, она быстро засыпала, согревшись в его сильных и надежных объятиях. Их отношения тоже пока застыли на месте, не продвинувшись дальше пары горячих поцелуев. Но Лили уже и сама поняла, что не стоит торопить события. Сначала нужно разобраться в хитросплетениях интриг, опутавших их как кокон шелкопряда.
С Гарри, живущим в гриффиндорской башне, они проводили всего три-четыре часа в день, и это время казалось ей ничтожно малым. Да и Северус предупреждал, что подобные встречи могут вызвать ненужные толки и лишние подозрения. Лили понимала, что сыну, помимо всего, нужно готовиться к СОВ, но, тем не менее, мечтала о скорейшем окончании семестра. Идея посетить с Гарри дом Джеймса прочно засела у нее в голове. Оставался открытым вопрос, как магия замка отреагирует на присутствие Северуса, но Лили считала, что Поттер-холл – самый оптимальный выход для них. За старинными стенами они будут надежно защищены от врагов и всяческих неожиданностей. Оставалось только узнать, где затаился Дамблдор и что у него на уме. Находясь на нелегальном положении, Лили опасалась, что директор опередит их в своем стремлении использовать Гарри. К тому же она не понимала до конца, в чем состоит его интерес. Он знал о существовании людей-Фениксов, а значит, осознанно добивался доверия Гарри для каких-то личных корыстных целей. Но каких? Этого никто из них не знал. Чтобы обезопасить сына, Лили собиралась открыть ему глаза на двуличную натуру Дамблдора. Она могла лишь надеяться, что Гарри примет ее объяснения и пока еще слабая привязанность к матери сможет пересилить веру в непогрешимость директора.
Размышления Лили прервал скрип входной двери. В зал вошли Гарри и Северус. Дождавшись, пока Снейп надежно закроет вход, сын кинулся к ней в объятия. Лили отметила для себя, что вчерашний выговор Северуса пошел впрок. Это давало надежду, что со временем ее мужчины все-таки найдут общий язык.
Кажется, Гарри был немного недоволен тем, что им придется отложить разговор, но Лили хотела использовать любую возможность, чтобы продемонстрировать сыну свою вторую ипостась.
Разминка с Северусом напомнила их дуэли в юношеские годы. Тогда он время от времени щадил ее, поддаваясь и делая вид, что с ним легко справиться. Но постепенно она отучила его от этого дурачества. Однако то, что он вспомнил былое, приятно согрело сердце Лили.
Пригласив Гарри в центр зала, она, отвесив положенное приветствие, кинула в него Импедименту. Тот отреагировал почти мгновенно, выставив мощные щитовые чары. Заклинание Лили срикошетило и полетело обратно. Непроизвольно она взмахнула свободной от палочки рукой, и перед ней засиял плотный огненный щит, казалось, сотканный из жидкого огня. Язычки пламени плавно сплетались между собой и перетекали с места на место, словно потоки дождя по стеклу.
- Лили! – окликнул ее Северус.
- Ого! – восхитился Гарри с другой стороны зала.
- Подождите! – воскликнула она, взмахом руки пытаясь убрать возникший щит. С первого раза ей удалось лишь слегка пригасить пламя и только потом полностью затушить его. Гарри не атаковал, но настороженно наблюдал за ней, держа палочку наготове.
Лили с задумчивым видом отошла к скамейке, поманив за собой сына. Она растерянно посмотрела на Гарри, пока не понимая, что ей показалось странным.
- В чем дело? – Стоило ей присесть, Северус тут же оказался рядом. – Что случилось? Магия вышла из-под контроля? Что?
- Нет, все нормально, - попыталась успокоить его Лили, все еще не до конца разобравшись в своих ощущениях. – Гарри, - обратилась она к подошедшему сыну, - можешь мне на минутку дать твою палочку?
Тот лишь пожал плечами и выполнил просьбу. Лили осторожно взяла его палочку. Внимательно осмотрев ее, повертела в руках и даже понюхала.
- Акцио! – произнесла она. К ней на колени тут же приземлилась подушка, лежавшая на соседней лавке. – Хм… Гарри, а что у тебя в палочке за сердцевина?
- Остролист, одиннадцать дюймов, перо феникса, ой… - Гарри с удивлением перевел взгляд с Лили на свою палочку, которую та уже вернула сыну.
- Вот тебе и «ой», - хмыкнула она, в замешательстве рассматривая Гарри.
- Может, ты объяснишь уже, что происходит? – немного раздраженно спросил Северус.
- Я пока сама не до конца понимаю, - перевела на него растерянный взгляд Лили, - но магические флюиды палочки Гарри мне очень знакомы… - она вновь обернулась к сыну. – А когда ты покупал палочку, Олливандер тебе ничего о ней не рассказывал?
- Ну… всякий бред, - Гарри недовольно передернул плечами.
- Какой? – требовательно спросил Северус.
- Что моя палочка – близнец палочки Волдеморта, и что перья в них от одного феникса. А от Дамблдора я чуть позже узнал, что эти перья принадлежали Фоуксу. Но… - он растерянно посмотрел на Лили, - но Фениксы… это же люди? Или птицы? Тогда Фоукс, он кто?
- Тише, сынок, не нервничай, - Лили посадила его рядом с собой и обняла. – Я могу тебе сказать совершенно точно, что перо в твоей палочке Фоуксу не принадлежит, так же как и в палочке Волдеморта. Я уж не знаю, откуда у него палочка с пером Феникса, но магия твоей мне очень знакома. Только я никак не могу вспомнить, откуда… - Лили тяжело вздохнула.
- А откуда ты знаешь, что это перо не от Фоукса? – продолжал любопытствовать Гарри. – И кто тогда Фоукс, если Фениксы имеют человеческую ипостась?
- Гарри, - мягко укорил его Северус, - успокойся. Видишь, мать пытается сосредоточиться. Кстати, интересно, как колдует Темный Лорд, если его палочка содержит перо Феникса? Судя по твоим рассказам, - обратился он к Лили, - Фениксы исключительно светлые существа. А он за свою жизнь провел немало темных ритуалов.
- Ритуалы! Точно! – Лили вскочила и принялась взволнованно расхаживать по залу. – Я поняла! Перо в палочке Гарри – то самое, которое исчезло во время ритуала. Ну, того, что я проводила в Поттер-холле. Перо, служащее Гарри защитой во время огненного танца, исчезло. Я тогда посчитала, что оно истлело, но это не так. Оно ждало тебя… ждало, чтобы и дальше служить и защищать, спрятанное внутри твоей волшебной палочки.
- Но зачем Олливандеру врать мне? – с сомнением посмотрел на нее Гарри, нервно покручивая в руках палочку.
- Я не знаю, - Лили посмотрела на сына, потом быстро подошла и обняла его. – Может, он вовсе и не врал. Но на этот вопрос никто тебе не сможет ответить, кроме Олливандера. Мне интересно другое… почему Дамблдор сказал, что это перо принадлежало Фоуксу?
- Он говорил, что Фениксы очень редкие и уникальные существа, – пояснил Гарри. – Директор знал, из чего сделана моя палочка. Может, он просто ошибся?
Лили бросила настороженный взгляд на Северуса. Тот покачал головой и слегка пожал плечами. Она ощущала его поддержку и волнение на уровне их эмоциональной связи.
- С каждым днем перед нами появляется все больше и больше загадок, - неопределенно хмыкнул Северус. – Я даже и не знал, что в палочке Темного Лорда сердцевина из пера Феникса. И странные инсинуации Дамблдора… почему он решил дезинформировать Гарри?
- Может, он считал, что раз Фоукс – единственный феникс в Британии, то эти перья принадлежат ему. Дамблдор очень мудрый, но и он может в чем-то ошибаться, - Гарри недовольно посмотрел на Снейпа.
Лили тяжело вздохнула, понимая, что переубедить Гарри в истинной сущности Дамблдора будет непросто.
- Не спорю, - Северус кинул быстрый взгляд на Лили и вновь посмотрел на Гарри, - но мы отвлеклись. Давайте немного позанимаемся, а потом обсудим накопившиеся вопросы. К тому же, учитывая, что их появляется все больше и больше, сомневаюсь, что нам удастся охватить все за один вечер.
- Может, мы отложим спарринг до другого раза? – с надеждой спросил Гарри.
- Тебе нужно алиби перед Амбридж, - спокойно пояснил Северус, пока Лили молча занимала исходную позицию, продолжая обдумывать сложившуюся ситуацию. – А уборка тренировочного зала – прекрасное занятие на отработке.
Гарри с видимым недовольством занял место напротив Лили.
- Начали! – скомандовал Снейп.
Лили, сражаясь с сыном, немного щадила его, но полноценного спарринга у них не получалось. Ни у нее, ни у Гарри заклинания почему-то не срабатывали как положено. Палочки вели себя странно, время от времени соединяясь в красивую светящуюся дугообразную линию, и словно поглощали магическую энергию оппонента. Наконец, Лили не выдержала.
- Хватит! – после очередного впитанного ее палочкой Экспеллиармуса остановила она разминку. – Это бесполезно все! Наша связь слишком сильна и не позволяет вести бой друг с другом. Мало того, что мы родные, имеем одинаковое наследие, так еще и сердцевина твоей палочки чувствует во мне Феникса.
Сын согласно кивнул, опуская палочку и задумчиво разглядывая ее.
- Гарри, - позвала его Лили, - потренируйся с Северусом. Он не Феникс, и у вас все должно получиться нормально.
Гарри с ужасом посмотрел на Снейпа. Тот насмешливо приподнял бровь в ответ и занял позицию напротив. Гарри умоляюще глянул на Лили, но она лишь по-доброму усмехнулась и ободряюще подмигнула.
- Покажи ему, сынок, на что ты способен!
- Ну-ну, - хмыкнул Снейп и отсалютовал Гарри палочкой. Дождавшись решительного ответного жеста, он тут же стал атаковать.
- Северус, не покалечь сына! - остерегла его Лили.
Гарри от ее слов покраснел, но, упрямо сжав зубы, пытался отбиваться. Заклятия летали по залу и пару раз срикошетили так, что чуть не задели Лили, но она вовремя успела оградить себя защитными чарами. Наконец сильно запыхавшийся Гарри в очередной раз оказался на полу.
- Достаточно на сегодня, - Северус подошел к нему и подал руку, помогая подняться.
Гарри, сделав вид, что не заметил этого, быстро вскочил на ноги, вызвав смешок Лили. Снейп покачал головой и стал в подробностях разбирать ошибки, допущенные сыном в ходе спарринга. Гарри насупленно слушал его, иногда нехотя кивал, время от времени поглядывая на мать. Когда Северус закончил с наставлениями, он быстро спросил у Лили:
- А вы будете сражаться?
- Это не сражение, а учебный спарринг, - поправил его Снейп.
- Готовься, Северус! - поднимаясь и вновь выходя в центр зала, хмыкнула Лили.
- Только давай без твоих фениксовских штучек, - предупредил ее Северус, явно с трудом сдерживая улыбку.
- Обещать не буду, но попытаюсь, - хитро прищурилась она.
В этот раз сражение протекало интенсивно и энергично. Лили с первых же заклятий почувствовала, что за эти годы мастерство Северуса в боевой магии еще сильнее возросло. Если раньше он был ненамного сильнее, то сейчас она видела, что долго против него не выстоит. За несколько минут Снейп изрядно вымотал ее, заставляя обороняться и загоняя в угол. Лили устала. Пот тек по вискам, волосы раздражали, постоянно попадая в глаза и закрывая обзор, тело ломило от непривычной физической и магической нагрузки.
Вдруг она заметила, как Северус напряженно сузил глаза, и какое-то незнакомое заклятие, посланное невербально, сорвалось с его палочки. Понимая, что не успеет увернуться, Лили на инстинктах выронила свою и взмахнула руками, как крыльями, резко соединяя их. Перед ней тут же выросла тонкая огненная преграда, поглотившая заклинание Северуса. Огонь в момент соприкосновения с лучом заклятия вспыхнул ярче и тут же стек к ногам Лили, оставив после себя лишь тонкую почерневшую полоску на полу.
- Будем считать, что ничья? – спросил Северус, застывший в нескольких метрах от нее.
- Я бы не сказала, - пожала плечами Лили, тяжело дыша. – Все же в магическом поединке ты намного сильнее.
- Обалдеть! – сын восторженно смотрел на нее.
- Гарри! – упрекнул его Снейп.
- И что тебя так впечатлило? – с доброй усмешкой спросила Лили.
- А я тоже так смогу? – он неопределенно повел рукой, видимо, изображая преграду.
- Мне кажется, что тебе сначала нужно освоить приемы магического боя, - попенял ему Северус, вызвав недовольную гримасу на лице сына.
- Думаю, когда придет время и в тебе полностью проснется кровь – сможешь, - попыталась смягчить слова Снейпа Лили. – А пока нужно тренироваться в боевой магии. И мне кажется, что лучше это делать с Северусом, все же он слишком превосходит меня в мастерстве. Я много упустила за эти годы. Последнее заклинание я так и не опознала. Что это было? – посмотрела она на Снейпа.
- Модифицированная связка Импедименты и Экспеллиармуса, - пожал плечами Северус. – Давайте наведем тут порядок и пойдем ко мне. Все же, тренировочный зал - не лучшее место для серьезных разговоров. – Гарри удивленно посмотрел на него, и Северус поспешил добавить: - Должны же быть заметны для посторонних результаты твоей отработки.
Гарри тяжело вздохнул и поддернул рукава мантии.
- А палочки нам зачем? – остановила его Лили и взмахнула своей, очищая пол заклинанием. Однако черная полоса, оставшаяся от ее стихийной магии, не исчезла. – Да что же это… - расстроенно проговорила она.
Северус лишь хмыкнул и взмахнул палочкой. Пол тут же засиял чистотой, которой не помнил уже, наверное, многие годы.
- Вот как у тебя это получается? – с завистью глянула на него Лили, чувствуя, как щеки заливает краской стыда.
- Столько лет обучая бестолковых студентов зельеварению, хочешь не хочешь, а научишься так отчищать поверхности, чтобы на них не оставалось въевшихся результатов ученических экспериментов, - менторским тоном произнес Северус.
Гарри покраснел от намека Снейпа, но все же спросил:
- Так мы можем уже идти?
Северус, еще раз окинув зал внимательным взглядом, кивнул и подошел к дверям, объясняя на ходу:
- Друзьям скажешь, что весь вечер скреб пол в тренировочном зале. Лили, не забудь про чары невидимости.
- Ну и зануда! Помню я. Интересно, сколько еще это затворничество будет продолжаться? Без этих чар мне нельзя даже выйти из твоих комнат, а они довольно неприятны, знаешь ли, - посетовала она, накладывая заклинание.
- Так возьми мантию-невидимку, - предложил Гарри, смотря на место, где секунду назад стояла Лили.
- Какую? – удивленно спросила Лили.
- Давайте уже пойдем к себе, - перебил их Северус, выходя в коридор.
В полной тишине они достигли комнат Снейпа. Стоило двери закрыться, Лили тут же произнесла:
- Фините. Так что ты там говорил про мантию? - обратилась она к Гарри.
На столике у дивана предусмотрительный домовик оставил горячий чай, и Лили, усевшись поудобнее, передала своим мужчинам чашки.
- Ну, про папину мантию-невидимку, - пояснил Гарри, принимая чашку у нее из рук. Лили непонимающе посмотрела в ответ, и он пояснил: - Джеймса Поттера.
- У Джеймса была мантия-невидимка? – вопросительно приподнял бровь Северус. – Теперь понятно, как он в школе умудрялся творить столько гадостей и оставаться при этом незамеченным.
- Северус! – упрекнула его Лили.
- Так вы мне расскажете, где ты была все эти годы? – отвлек их Гарри.
Лили покачала головой, с укором посмотрев на любимого, и повернулась к сыну.
- В тот день в Годриковой Лощине помимо нашей семьи и Волдеморта в доме побывал еще один маг…
- Кто? – Гарри весь подобрался на диване, внимательно разглядывая мать.
- Ты слышал, сынок, что дом в Годриковой Лощине был скрыт под чарами Фиделиуса? – Лили решила зайти издалека, чтобы Гарри сам сделал нужные выводы. Дождавшись его кивка, она продолжала: - А кто еще был осведомлен об этом, знаешь?
- Ну, Петтигрю – Хранитель тайны - и Сириус, - перечислил Гарри.
- А ты знаешь механизм действия этого заклинания? – уточнил у него Северус.
- Приблизительно, - неуверенно ответил тот.
- В дом, находящийся под действием Фиделиуса, можно попасть, только если Хранитель тайны лично сообщит его адрес. Это заклинание слишком затратное магически, и проведение обряда под силу только очень могущественному волшебнику, - наставительно объяснил Северус. – Поэтому очевидно, что о Фиделиусе знал еще кто-то. Тому, кто проводит сам обряд, доступ в дом тоже будет открыт.
- Нам обряд проводил Дамблдор, - продолжила Лили. – Он не говорил тебе об этом?
- Нет, - помотал головой Гарри, - но он многое знает о той истории.
- Потому что это именно он настоял на проведении ритуала, - кивнула Лили. – А теперь, сынок, из всех названных тебе людей, подумай, кто мог быть в тот день в Годриковой Лощине?
- Петтигрю? – тут же с отвращением выдал Гарри. Северус на это лишь закатил глаза, а Лили отрицательно покачала головой. – Может, тогда Сириус?
- Сынок… - Лили тяжело вздохнула, - в тот день в доме, помимо нашей семьи и Волдеморта, пришедшего к нам не с самыми дружескими намерениями…
- Так и скажи, что он пришел убивать! – в запале повысил голос Гарри.
- А вот тут ты ошибаешься, как и все остальные, - спокойно возразила Лили. – Изначально он не собирался убивать тебя, да и, возможно, вообще никогда не хотел этого…
- Что?! – Гарри неверяще посмотрел на мать. – Мы сейчас договоримся до того, что Волдеморт вообще добрый и невинный!
- Нет, - покачала головой Лили, поймав удивленный взгляд Северуса, - я этого никогда не скажу. Но он пришел в Годрикову Лощину с требованием перейти на его сторону и отдать тебя ему на воспитание…
- Что?! – в один голос воскликнули и Северус и Гарри.
- Он предложил мне перейти на его сторону, предпочитая держать своих врагов в поле зрения, превратив их в союзников. И, кажется, несмотря на устоявшееся мнение, ему было плевать на то, что я в глазах магического мира грязнокровка.
- Мама! – упрекнул ее Гарри.
- Ну, фактически, так оно и есть, сынок, - улыбнулась Лили. – Но когда я отказалась последовать за ним, он вознамерился забрать тебя, переступив через мой труп. Только ему не удалось… - Лили замолчала, вспоминая события, произошедшие в тот день. – После проведенного ритуала мне была не страшна Авада, но нужно было обезопасить тебя. Так получилось, что магия огня, сопротивляясь чужому влиянию, разнесла в щепки всю комнату, испепеляя вставшего у нее на пути Волдеморта. А я, вложив в этот всплеск все свои силы, обернулась птицей. Как я уже поняла, в таком состоянии легче восстанавливается внутренний энергетический резерв… - она замолчала, чтобы отпить чая, который за это время уже остыл. Лили, не задумываясь, подержала чашку в ладонях, и с поверхности тут же пошел пар. Сделав глоток, она подняла взгляд на мужчин, с восхищением смотрящих на нее. – Что?
- Ничего, - хмыкнул Северус.
- Так что было дальше? – в нетерпении ерзая по дивану, спросил Гарри. – Кто-то пришел в дом, пока ты была птицей?
- Да, - кивнула Лили, - зашел… Подумай сам, у кого был доступ к дому, защищенному Фиделиусом, и кто все эти годы был на свободе и мог удерживать меня в неволе?
- Сириус сидел в Азкабане, - вслух рассуждал Гарри, - Петтигрю жил у Уизли крысой, Волдеморт блуждал по миру бесплотным духом, отец… Джеймс Поттер был мертв, остается… - Гарри посмотрел на мать широко раскрытыми глазами, затем тихо пробормотал: - Да нет, такого не может быть! Петтигрю мог еще кому-то сказать местонахождение коттеджа…
Лили, видя, что Гарри не может признать очевидный факт, резко встала с дивана. Отойдя на середину комнаты, она закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на своих чувствах. Ощутив искру внутреннего огня, она потянулась к ней, всем сердцем надеясь, что у нее получится задуманное. Стихия подчинялась, но не слишком охотно. От сильнейшего напряжения у Лили ослабели ноги, и она рухнула на колени, чувствуя, как стремительно растет температура тела. По вискам тек пот, кожу кололо, словно в нее вонзились миллиарды маленьких иголочек, изнутри стал подниматься нестерпимый жар, и она, не в силах больше выносить это, закричала. С удивлением понимая, что мир как-то странно изменился, все предметы стали крупнее, и из ее горла вместо человеческого крика вырывается птичий клекот. Тяжело вздохнув, она взмахнула рукой, с радостью отмечая, что вместо человеческой ладони в воздухе мелькнуло крыло с золотисто-красным оперением. Повернувшись к своим мужчинам, она отметила шокированный взгляд сына и ободряющий - Северуса.
- Фоукс! – потрясенно произнес Гарри и тихо-тихо добавил: - Нет, Дамблдор не мог…

@темы: Гет, Фанфики по Гарри Поттеру, Цикл "Феникс"