Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:31 

Возрождение Феникса. Глава 7

elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
Глава 7

Альбус Дамблдор с недовольным видом пил почти остывший чай. Решив больше не мучить себя, он резко поставил чашку, громко звякнув дном о блюдечко. Сейчас, когда никто кроме старого эльфа не видел его, Альбус мог позволить прорваться раздражению хотя бы в таких мелочах.
Как оказалось, отправиться жить на площадь Гриммо к Сириусу Блэку – не самая лучшая идея. Изначально Альбус считал, что это наиболее оптимальный выход из сложившейся ситуации. Однако теперь он полностью разочаровался в принятом решении. Жить в этом старом, затхлом, заброшенном доме было невыносимо! При этом еще постоянно приходилось терпеть злобное брюзжание выжившего из ума домовика и вопли сумасшедшей старухи – матушки Сириуса.
Несколько дней назад, выйдя из камеры предварительного заключения при аврорате, Альбус отправился в свой старый, давно необитаемый дом в Годриковой Лощине. Сейчас уже почти никто из волшебников и не помнил, что семья Дамблдоров жила там когда-то. Достигнув места назначения, Альбус был сильно разочарован: дом находился в плачевном состоянии, хоть и сохранил вполне приемлемый вид снаружи. Скорее всего, стены здания еще поддерживались остатками магической силы, вложенной в это жилище его отцом более века назад. Но внутри дом был непригоден для жизни, и Альбус не собирался самостоятельно с ним возиться, когда в Хогвартсе обитает целая армия домовых эльфов, подвластных директору.
С опасением пройдясь по комнатам, Альбус понял, что нужно как можно быстрее выбираться в другое место. При помощи магии он худо-бедно привел себя в порядок и серьезно задумался, куда ему направиться. За столько лет работы в Хогвартсе он отвык заботиться о хлебе насущном, прекрасно зная, что домовые эльфы всегда уберут, накормят, постирают и вообще сделают все необходимое, чтобы директору школы жилось вполне комфортно. И сейчас, после всех волнений и переживаний, вновь хотелось устроиться так, чтобы его окружали комфорт и уют. Он желал всегда иметь под рукой горячий чай со сладостями и вкусными пирогами, спать на мягкой постели, застеленной благоухающим бельем.
Перебрав в уме всех знакомых орденцев, а также должников, он понял, что для его целей подходит лишь одна семья. Уизли. Они слишком сильно зависели от него, и просто не посмеют отказать своему благодетелю. А как же иначе, если благодаря протекции Альбуса Артура все еще держат в Министерстве, пусть и на незначительной должности? К тому же, из всех волшебников, лишь Уизли он позволил принимать участие в жизни Гарри Поттера, что тоже прибавляло им веса и значимости в магическом мире. И, в конце концов, Молли прекрасно готовила и одна могла заменить полдюжины домовых эльфов.
Вспомнив дом Уизли, Альбус недовольно поморщился. Много народа, мало места и постоянный шум претили ему. От вечного галдежа он намучился в школе, чтобы страдать от этого еще и во время вынужденного отпуска. Правда, младших отпрысков Молли и Артура сейчас дома не было, ведь учебный семестр еще не закончился, но все равно ютиться в маленькой убогонькой комнатке Норы не хотелось.
Таким образом, взвесив все «за» и «против», Альбус решил отправиться к Сириусу на площадь Гриммо. Старинный дом Блэков был ненаходимым, просторным и больше соответствовал статусу Дамблдора. Что же до вкусной стряпни Молли, так достаточно будет просто попросить Сириуса, чтобы тот пригласил ее пожить у себя. Одна она, конечно, не переселится, но места на Гриммо должно хватить всем. Дом Блэков был достаточно свободным даже для такого большого семейства, как Уизли. Поэтому Альбус, не затягивая, отправился к Сириусу в Лондон.
Однако, вопреки ожиданиям, Блэк оказал ему совсем не радостный прием. От долгого заточения в доме он стал раздражительным, нервным, пристрастился к виски и оказался подвержен частым перепадам настроения. Как выяснилось, Ремус тоже часто являлся на Гриммо, служа для Сириуса жилеткой, собутыльником и порой даже предметом мебели, на который обращают внимания не больше, чем на ковер под ногами.
Все попытки Альбуса изменить ситуацию и просьбы пригласить на Гриммо семейство Уизли тут же пресекались. Сириус даже слышать не хотел о переменах. Блэк все больше отбивался от рук, и Альбусу это категорически не нравилось. К тому же не о таком уровне комфорта он мечтал, когда переселялся сюда. Есть неудобоваримую стряпню Кричера, спать в неубранной и пыльной комнате не доставляло ему никакого удовольствия. И с этим нужно было срочно что-то делать.
Дамблдор задумчиво побарабанил пальцами по столу и, отодвинув от себя чашку с остывшим чаем, решительно поднялся. Он собирался еще раз попытаться образумить Сириуса.
Блэк нашелся в гостиной, как всегда, с бутылкой виски в руке. Он задумчиво рассматривал родовой гобелен и качал головой, погруженный в свои мысли.
- Сириус, - проникновенно начал Альбус, привлекая к себе внимание, - сколько это будет продолжаться? Ты понимаешь, что губишь себя? Подумай о Гарри! Ведь ты единственный его близкий человек! Если ты и дальше будешь напиваться и вести себя подобно бомжу лондонских трущоб, что ты сможешь дать этому несчастному мальчику? Он и так волей злого рока лишен родительской любви и внимания. Зачем ему еще и крестный-алкоголик, который не сможет поддержать в трудную минуту, потому что просто-напросто будет пьян?
Блэк попытался сфокусировать взгляд на лице Альбуса. А тот продолжал увещевать его, давя на совесть, долг перед крестником и погибшими друзьями. Выражение лица Сириуса постепенно стало более осмысленным. Наконец он поднялся, по-собачьи тряхнув головой, пробормотал какие-то извинения и покинул комнату.
Альбус сел в кресло и раздраженно хлопнул ладонью по подлокотнику. В воздух поднялось облако пыли.
- Нет, здесь определенно нужна женская рука, и чем скорее, тем лучше, - пробормотал он себе под нос, досадуя, что разговор опять закончился ничем.
Альбус расстроено осмотрелся, придумывая, какие еще аргументы можно привести, чтобы уговорить Блэка. На удивление, спустя несколько минут тот вернулся в комнату. Влажные волосы, ясный, не замутненный алкоголем взгляд – все это говорило о том, что Сириус выпил Антипохмельное зелье и явно ополоснулся в душе.
- Ну вот, совсем другое дело! – приободрился Альбус, внимательно следя за устраивающимся в соседнем кресле Блэком.
- Так что ты там говорил про Гарри? – поинтересовался тот, откидывая голову на спинку.
- Я говорил о том, какой пример ты ему подаешь! Думаешь, мальчику не будет обидно, если он поймет, что бутылке ты уделяешь внимания больше, чем ему? - терпеливо объяснил Дамблдор, внутренне начиная закипать. – Ты мог бы пригласить Гарри жить к себе на каникулах. Он давно об этом мечтает. Но куда ты его приведешь? В этот клоповник, который по недоразумению все еще называется домом? – Альбус с удовлетворением заметил, что Блэк слегка покраснел. – Любому жилью нужна женская рука! Твой эльф категорически не справляется со своими обязанностями. Кругом грязь, пыль, паутина, и это не говоря про совершенно несъедобные обеды и ужины. Если бы ты пригласил Молли Уизли, она бы помогла привести дом в порядок. Глядишь, к каникулам он станет похож не на древний склеп, а на нормальное жилище, пригодное для того, чтобы тут находился ребенок.
- Я не хочу здесь терпеть этот балаган, именуемый семьей Уизли! – несмотря на видимое смущение, твердо возразил Блэк. – Мне хватило их на рождественских каникулах.
- Сириус, - с упреком посмотрел на него Дамблдор, с трудом скрывая раздражение, - как ты можешь?! Уизли стали для Гарри практически семьей! Он дружит с Роном, симпатизирует их дочери, общается с близнецами. А Молли? Она же ему почти как мать! Ты должен понимать, что мальчику не хватает нормальной семьи. А Уизли приняли его как родного.
- Альбус, - устало тряхнул головой Блэк, - чего ты хочешь?
- Я? – Дамблдор постарался сохранить самый непринужденный вид. – Я вообще ничего не хочу. Но мне кажется, если ты желаешь пригласить Гарри к себе на каникулы, стоит привести дом в порядок. А помочь тебе в этом могут Молли и Артур, коль твой эльф не справляется с этими обязанностями.
Сириус прикрыл глаза, видимо борясь с головной болью. Альбус позволил себе слегка улыбнуться, понимая, что почти уговорил Блэка. Тот неожиданно резко распрямился в кресле и в упор посмотрел на Дамблдора.
- Хорошо! – сморщившись, кивнул Сириус. – Я приглашу Уизли. Но только тогда, когда Гарри будет здесь. Потому что без него терпеть у себя дома эту шумную и беспардонную компанию я не собираюсь!
- Но, мальчик мой… - всплеснул рукам Дамблдор.
Блэк не дал ему договорить, резко поднявшись.
- Только вместе с Гарри, Альбус! - покачал он головой. – Нужно теперь как-то сообщить крестнику, что я забираю его к себе на все каникулы.
Дамблдор еле сдержался, чтобы не заскрипеть зубами. Блэк, видимо, ждал его ответа, и Альбус вынужден был согласно кивнуть. Не желая больше задерживаться рядом с Сириусом, он поднялся и, пожелав спокойной ночи, отправился в выделенную ему комнату.
Поднимаясь по лестнице, он недовольно нахмурился. Теперь нужно было пересматривать планы. Он не собирался держать Гарри на Гриммо все лето, считая, что в маггловском мире тот будет не так подвержен чужому влиянию. Да и опасностей для Поттера там на порядок меньше. Но из-за упрямства Блэка придется поселить Гарри здесь на все каникулы. Хотя, с другой стороны, это было Альбусу только на руку. По крайней мере, пока они оба живут в одном доме, у него есть возможность еще сильнее сблизиться с мальчиком и попытаться привязать его к себе. Тем более что он после освобождения пытался еще несколько раз призвать к себе Фоукса, но тот так и не появился. Жаль, конечно, что нельзя пригласить Уизли сейчас, но Альбус мог потерпеть еще пару месяцев. Выдержки у него всегда было с избытком.
Поднявшись в комнату, он тут же уселся за рабочий стол и, придвинув к себе пачку пергаментов, обмакнул перо в чернила. Помимо забот о собственном удобстве нужно было решать и глобальные вопросы, вроде подрыва власти и авторитета зарвавшегося самоуверенного Фаджа. Стоило набросать несколько компрометирующих писем и разослать их акулам пера, вроде Риты Скитер. Такие матерые журналисты даже незначительные намеки всегда могли раздуть в огромную сенсацию. Сосредоточившись на теме статьи, Альбус принялся быстро писать мелким каллиграфическим почерком.

* * *

Гарри с самого утра не мог найти себе места – хотелось как можно скорее вновь увидеться с мамой. Ожидание омрачали мысли о том, что при встрече обязательно будет присутствовать его новоявленный папаша.
Друзья заметили странное состояние Гарри и попытались узнать, в чем дело. Однако после нескольких бесплодных попыток отстали. При этом Гермиона лишь настороженно поглядывала на него, а Рон обиженно дулся и демонстративно не разговаривал.
Гарри после ночных размышлений тоже пришел к выводу, что не стоит пока рассказывать друзьям о внезапном воскрешении Лили. Он и сам толком еще не разобрался в этой запутанной истории, и боялся, что чудесное появление матери окажется лишь сказочным сном или чьим-то дурацким розыгрышем. Поэтому опасался вопросов, которые начнут задавать друзья, ведь ответов у него не было.
К зельеварению, стоящему второй парой, Гарри совсем извелся от нервного напряжения. После вчерашних событий он почему-то боялся Снейпа больше, чем обычно. Когда профессор впустил учеников в класс и те расселись за парты, Гарри смог с облегчением вздохнуть – Снейп даже виду не подал, что между ними что-то изменилось. Он привычно отпустил несколько язвительных комментариев, заставив Гарри нервно скрипнуть зубами. Казалось, Снейп не обращает на него никакого внимания. Тем не менее, Гарри постоянно ощущал его пристальный взгляд. Профессор, словно дементор, неслышно расхаживал между рядами и время от времени заглядывал через плечи учеников в котлы. Каждый раз, когда он оказывался рядом, у Гарри начинали трястись руки. В итоге он испортил зелье совершенно непреднамеренно, насыпав в него вместо порошка из когтей грифона полную пригоршню сушеных паучьих лапок. Зелье забурлило и выплеснулось на стол, мгновенно разъедая его. Капли едкой бурой жижи падали на пол, оставляя в камнях углубления.
- Поттер! – раздался прямо за спиной напряженный голос Снейпа, и твердая рука оттолкнула его подальше от парты. Профессор внимательно осмотрел его на предмет повреждений. – Когда вы уже научитесь думать головой и смотреть на доску во время практических занятий?! Отработка сегодня вечером в моем кабинете за порчу школьного имущества!
Пока Снейп, злобно нахмурившись, махал палочкой, убирая последствия неудачного эксперимента, Гарри растерянно застыл посреди прохода, не зная, что ему теперь делать. Из задумчивости его вывел Рон, дернув за мантию и указав глазами на свою парту. На его несчастье, Снейп выбрал именно этот момент, чтобы обернуться.
- Ваше зелье уже готово, мистер Уизли? – язвительно спросил он и сразу же подошел к столу Рона. У того в котле вместо субстанции бирюзового окраса булькало что-то вязкое землистого цвета, напоминающее болотную жижу.
- Оно еще в процессе, сэр, - попытался оправдаться Рон, втянув голову в плечи.
- В процессе разложения, как я посмотрю, - недовольно поджал губы Снейп, вгоняя Рона в краску. – Очередной тролль, мистер Уизли. Можете быть свободны. К следующему уроку напишите мне эссе не менее трех футов длиной об особенностях приготовления и способах применения Укрепляющего раствора.
Рон, быстро покидав в сумку принадлежности, выскочил из класса. А Гарри так и остался стоять у его стола, не зная, что делать дальше.
- А вам что, особое приглашение нужно? – недовольно покосился на него Снейп. – Жду вас вечером на отработке. Можете быть свободны.
Гарри опомнился и, схватив в охапку сумку и конспекты, быстро выскочил за дверь. В коридоре он заметил подпирающего стену Рона.
- Вот урод, правда? Три фута!!! Нет, и главное, за что? – возмущался тот, энергично махая руками. Гарри кивнул и пошел к выходу из подземелий. Рон поспешил следом, продолжая громко негодовать: – Всего лишь за то, что я предложил другу за мой стол сесть! А тебе так вообще отработку назначил! Подумаешь, парту немного разъело. Так он ее тут же и восстановил. Вот ведь упырь! Мышь летучая!
Гарри недовольно поморщился. Рон, скорее всего, принял его недовольство за согласие и стал возмущаться с удвоенной силой, поливая профессора грязью. Гарри эти оскорбления почему-то были неприятны. Он-то знал истинные мотивы Снейпа. Да и заметил, что тот не задал ему такого варварского домашнего задания, как Рону. С одной стороны, он виноват перед другом, ведь, по сути, тот пострадал из-за него. Но с другой – задание было не таким уж и сложным. Всю эту информацию можно легко найти в учебнике и дополнительной литературе. Гарри, в отличие от друга, к уроку подготовился, и если бы так не нервничал, смог бы все приготовить правильно. Но неприятности Рона его сейчас волновали мало. Он с нетерпением ждал, когда можно будет отправиться на так называемую отработку и встретиться с матерью.
Гермионе, которая присоединилась к ним после пары, надоело слушать стенания Уизли про огромное домашнее задание и несправедливость Снейпа.
- Рон, успокойся! Гарри вообще отработка назначена, и он не ноет. Тебе бы не помешало взять с него пример.
Уизли эти слова вывели из себя, и он весь день не разговаривал с друзьями. Лишь вечером, когда Гарри стал собираться на отработку, сменил гнев на милость и вновь начал сетовать на тяжкую долю. Но Гарри было не до причитаний Рона. К тому же, зная друга, он был уверен, что тот пристанет к Гермионе с просьбой о помощи, а если быть точным, станет уговаривать ее сделать за него домашнее задание.
Оставив спорящих друзей в гостиной, Гарри бегом ринулся в подземелья, к комнатам Снейпа. Ему казалось, что сегодняшний день тянулся бесконечно, так же как и нескончаемые коридоры Хогвартса.

* * *

Северус вздохнул с облегчением, когда последние ученики вышли из класса. Целый день он раздумывал о Гарри и Лили, с трудом заставляя себя сконцентрироваться на проведении уроков. На занятии пятого курса Гриффиндора он пережил несколько неприятных секунд, когда Гарри, испортив зелье, чуть не пострадал от получившейся смеси. Похоже, тот даже и не понял, что мог получить серьезные травмы, и это разозлило Северуса. Весь его гнев обрушился на Уизли, не вовремя подвернувшегося под руку. Однако результат был достигнут – Гарри назначена отработка. С этого момента Северус не переставал думать о предстоящем вечере. Но до того еще нужно было закончить с обязанностями профессора и декана. На сегодня ему осталось перетерпеть дополнительные со студентами седьмого курса и ужин в большом зале. Ученики должны были прийти только через час. За это время он мог проверить свитки с домашними заданиями, но чувствовал, что нужно хотя бы ненадолго отвлечься от не дающих покоя мыслей, иначе не сможет нормально провести занятие.
Посмотрев на часы, он решил, что успеет сбегать в Запретный лес и прогуляться там в своем зверином облике. Перевоплощение всегда приносило ему успокоение. Он чувствовал, что Лили нервничает не меньше, но сил на то, чтобы успокаивать еще и ее, не осталось. Северус лишь надеялся, что к его возвращению она не сожжет дотла их комнаты. Хотя сейчас она, скорее всего, вовсю орудует палочкой, восстанавливая подзабытые за столько лет навыки.
Тряхнув головой, он решительно направился на выход из Хогвартса, стараясь по возможности избегать оживленных мест. Но это было не так просто сделать. У многих учеников как раз закончились последние уроки, и они высыпали в школьные коридоры, создавая шум, гам и суету.
Северусу повезло. Выхода он достиг почти беспрепятственно, сокращая путь через тайные переходы, заброшенные коридоры и скрытые лестницы. До кромки Запретного леса он тоже добрался без приключений. Северус знал, что его прогулка не вызовет лишних вопросов, потому что частенько ходил в лес на поиски некоторых растений, используемых в качестве ингредиентов для зелий.
Краем глаза он заметил копающегося возле своей хижины Хагрида. Это вызвало недовольную гримасу. Лесничий тоже любил прогуляться на ночь глядя. Мало ли как он отреагирует на появление в Запретном лесу огромной черной кошки.
Отойдя на приличное расстояние, Северус плавно перекинулся в свой звериный облик. Восприятие окружающего мира ту же изменилось. В нос ударили мириады запахов, которые, будучи человеком, он почти не ощущал. Мощные мышцы перекатывались под кожей, словно подталкивая к быстрому бегу сквозь лесную чащу. Он присел на задние лапы, стараясь как можно быстрее освоиться в пространстве, и уже через мгновение черной молнией метнулся вперед, с каждым шагом все больше набирая скорость.
Набегавшись вволю, он умудрился даже немного поохотиться на молодое семейство оленей. Находясь в теле пантеры, он убивал редко. Охота скорее была для него забавной игрой, а также способом дать максимальную нагрузку сильному кошачьему телу, а не просто бесцельно скакать по окрестностям. Бег наперегонки с резвой добычей всегда давал возможность отвлечься от тревожных мыслей и выпустить пар. Он так давно не давал себе воли! В молодости Северус достаточно часто прибегал к анимагии, но после исчезновения Лили пропала и тяга перекидываться. Сейчас, когда любимая вернулась, живая и невредимая, у него вновь появилось желание почувствовать вседозволенность и свободу, доступные только сильным диким хищникам.
Добежав до кромки леса, Северус принюхался и, не обнаружив в воздухе ароматов чужого присутствия, плавно перетек в тело человека. Казалось, за столько времени навыки превращения в пантеру должны были забыться, но перевоплощение по-прежнему давалось легко и свободно, словно и не прошло пятнадцать долгих лет. Внимательно осмотревшись, он стремительной походкой направился обратно к школе.
Несмотря на то, что Северус во время прогулки снял накапливающееся нервное напряжение и стресс последних дней, мысли его постоянно возвращались к Гарри и Лили. Он интуитивно чувствовал, что сын не готов принять его и даже не стремится, вопреки желанию Лили, к какому бы то ни было сближению. Однако с каждым днем, с каждым часом после того, как Северус узнал, что он отец Гарри, желание защитить своего ребенка охватывало все сильнее.
Он прекрасно видел, что магический мир Британии находится на грани войны и две противоборствующие стороны готовы вступить в схватку. Светлая сторона, во главе с Альбусом Дамблдором, не гнушалась выставить впереди себя как буфер одного-единственного мальчишку. А темная – во главе с Лордом – видела в Гарри угрозу и стремилась уничтожить любой ценой. Жизнь его сына стала разменной монетой в этом противостоянии мифического «добра» со «злом». Для того, чтобы сохранить семью, им с Лили и Гарри нужно было либо уезжать из Англии, либо составить тщательный план, чтобы расстроить намерения лидеров обеих сторон. Северус не видел смысла ни в высшем благе для магической Британии, ни в заботе о чистоте крови, поэтому мог все бросить и спасать любимую и сына. Еще несколько дней назад он считал, что ему нечего терять. Сейчас же он сам был готов убить Темного Лорда и собственноручно сдать правосудию Дамблдора, если это поможет обезопасить Лили и Гарри. Но на деле осуществить это не так-то и легко.
Северус понимал, что сначала им нужно добиться абсолютного доверия друг к другу. И если с Лили в этом плане проблем не было, то с Гарри все обстояло очень и очень сложно. Значит, наладить отношения с ним нужно в кратчайшие сроки. А для этого придется провести тест на определение родства, чтобы убедить Гарри, да и убедиться самому в том, что их связывают кровные узы. Нет, он не сомневался в словах Лили, но от ошибок никто не застрахован. Для себя Северус решил, что даже если проверка не подтвердит, что Гарри его сын, он все равно будет оберегать и защищать мальчишку, лишь бы видеть на лице любимой счастливую улыбку.
Северус хмыкнул. Он прекрасно видел манипуляции Лили и понимал, что она хочет как можно скорее объединить их в семью. Но она слишком торопила события. Без обиняков выложить сыну правду о том, кто его родители – на это может решиться или абсолютно уверенная в себе женщина, или наивная глупышка, не понимающая возможных последствий. А ее робкие попытки соблазнения будоражили мысли и воображение. Северус был бы рад поддаться на ее махинации, но изо всех сил сдерживал себя. Любимую он хотел до умопомрачения, и с каждым днем выдержки становилось все меньше и меньше. Но он мужественно боролся с собой и мягко пресекал все поползновения Лили, желая сначала разобраться в их непростых взаимоотношениях и заслужить доверие Гарри. Ему не хотелось повторять ошибки юности.
Спустившись в подземелья, Северус глянул на часы. До дополнительного занятия оставалось минут пятнадцать, и он решил сходить к Лили, чтобы узнать, как она там.
Зайдя внутрь, он резко остановился на пороге, плотно прикрыв за собой дверь, изо всех сил пытаясь сдержать улыбку. Лили тренировалась в применении заклинаний. Она всячески мусорила и портила вещи, чтобы потом привести комнату в порядок, пытаясь все исправить при помощи бытовых чар.
- Привет, - после длительной паузы решил подать голос Северус, видя, что Лили его даже не замечает, усердно пытаясь собрать пух из растерзанной подушки.
Она мельком взглянула на него и, поздоровавшись, как ни в чем не бывало продолжила свое занятие.
- У меня всего пара минут, - предупредил ее Северус. Затем насмешливо добавил: – Я лишь зашел посмотреть, насколько ты продвинулась в уничтожении моих вещей. – Поймав укоризненный взгляд, который из-за летающих по комнате пуха и перьев выглядел весьма комично, Северус хмыкнул, но тут же перешел на серьезный тон: - Я думаю, нужно прямо сегодня вечером провести тест на определение родства, чтобы избавить Гарри от сомнений.
Лили недовольно нахмурилась.
- И тебя тоже?
- И меня, - не стал отпираться Северус. – Но чтобы ни показал этот тест, знай, что я все равно буду оберегать Гарри и постараюсь сделать все возможное, чтобы вывести его из-под удара.
Лили испытующе посмотрела на него, затем кивнула в ответ. Северус, не в силах совладать с нахлынувшими эмоциями, быстро подошел к ней и крепко обнял. Было приятно, что она с пониманием отнеслась к его решению. Вынув у нее из волос несколько перышек, он легко поцеловал любимую в губы и тут же выпустил из объятий. Он не привык опаздывать, а до занятия оставалось всего пара минут. Предупредив, что придет сразу после ужина, Северус быстро вышел в коридор.

* * *

Лили нервно мерила шагами комнату. Сегодня за целый день она, на удивление, умудрилась ничего не поджечь. Видимо, Северус был прав, когда говорил, что при использовании обычной магии прекратятся всплески стихийной. А она с утра не выпускала палочку из рук.
За эту неделю Лили привыкла просыпаться одна. Она оказалась изрядной соней и вставала, когда у Северуса заканчивалась первая, а порой и вторая пара. Уже две ночи любимый спал вместе с ней, и хоть он не решался ни на что, кроме нескольких невинных поцелуев, Лили было спокойно и очень уютно спать в его объятиях. По утрам ей очень его не хватало. Но она прекрасно понимала, что Северусу необходимо работать. Нежась в кровати, она перекатывалась на его половину и зарывалась лицом в подушку в надежде ощутить родной запах. К сожалению, наследие Фениксов не давало острого нюха, поэтому Лили ничего не ощущала, кроме легкого аромата стирального порошка.
Сегодня она, впервые за эти дни, не осталась лежать в кровати, а сразу же вскочила, помня, что на тумбочке у изголовья ее ждет собственная волшебная палочка. Возможность колдовать стала для нее той отдушиной, которой ей так не хватало, чтобы сбросить нервное напряжение. К тому же вечером ей предстояла очередная встреча с сыном, о котором она еще многое не успела узнать из вчерашнего сумбурного разговора. Однако Гарри признал в ней мать, не оттолкнул и даже почувствовал отголоски их эмоциональной связи. Это не могло не радовать.
Колдуя, она веселилась, как ребенок, который впервые получил возможность творить чудеса. Лили с наслаждением применяла магию, чувствуя, как та струится по венам и плавно перетекает в палочку. Раньше, до обращения, она не особо прислушивалась к себе и не замечала, как формируются заклинания. А сейчас она с удивлением ощущала бегущие по телу магические потоки, которые изменялись в зависимости от характера используемого колдовства.
Незадолго до ужина зашел Северус, застав ее в один из моментов, когда она дурачилась, пытаясь припомнить бытовые чары, используемые при уборке. Ладно бы она просто знала их мало - так они ей еще и почти не давались. Конечно, Снейп не был бы Снейпом, если бы не подшутил над ней.
Желание Северуса провести тест на родство для Гарри расстроило Лили. Нет, она понимала сомнения любимого, которому пытаются навязать взрослого сына, но в глубине души ей было неприятно, что Северус не доверяет ее словам. Однако, как бы ни претило подобное предложение, Лили чувствовала, что это единственно правильный выход. Тест позволит двум ее любимым мужчинам взглянуть по-новому друг на друга. В результатах она не сомневалась ни на секунду и надеялась, что Северус и Гарри хоть немного сблизятся, когда подтвердится их родство. Поэтому Лили решила поддержать эту затею.
- Хм… - она резко остановилась посреди комнаты. – Интересно, у Северуса зелье уже готово, или нужно его варить?
Но ответ на этот вопрос ей мог дать только Снейп. Пытаясь занять себя до возвращения Северуса, Лили решила убраться в комнатах обычным маггловским способом, а попросту – веником и тряпкой, чтобы устранить следы неудачных экспериментов.
К моменту прихода мужчин в гостиной царила прежняя чистота и порядок. Единственное, что ей не удалось удалить – подпалины на ковре. Почему-то вещи, испорченные стихийной магией, ремонту и восстановлению не поддавались.
- Мама! – Гарри, войдя в комнату, кинулся к ней. Возле самого дивана, где сидела Лили, он резко остановился, словно не решаясь обнять.
- Гарри! – Лили встала и прижала сына к себе.
- В следующий раз, Гарри, прежде чем оглашать коридор криком «мама», убедись, что успел закрыть за собой дверь и у нас нет лишних свидетелей, - укоризненно покачал головой Северус.
Гарри неловко высвободился из объятий Лили и недовольно буркнул:
- Хорошо.
- Не нужно злиться на меня, - пристально посмотрел в ответ Снейп. – Все, что я делаю, продиктовано вопросами безопасности.
- Не надо ссориться, - попросила Лили, становясь между Гарри, который явно хотел чем-то возмутиться, и Северусом.
- Мы и не собирались, - ответил за двоих Снейп. – А теперь давайте перейдем к делу. Вчера ты, Гарри, сомневался в том, что мы твои родители. Поэтому мы хотим предложить тебе пройти тест на кровное родство. В нем нет ничего сложного.
- Ты только не переживай, - попыталась объяснить Лили, видя напряженность и недоверие Гарри. – Для теста нужно всего лишь несколько капель крови от каждого из нас. Но если не хочешь, можем этого и не делать, - поспешно добавила она.
Ей казалось, что они слишком давят на сына. Его нервозность была заметна даже без всякой эмоциональной связи.
- Да нет, почему же, я только «за». Вчера я как раз об этом думал, - пожал плечами Гарри и с виноватой улыбкой посмотрел на Лили. – Я верю, что ты моя мать! Каким-то непостижимым образом чувствую, что это правда. Но…
- Но ты не веришь, что я твой отец, - кивнул Северус. – Тест поможет разрешить все наши вопросы и сомнения. И чтобы не затягивать надолго, позволь мне, Гарри… - он достал небольшой изогнутый ритуальный нож и маленькую колбочку, и подошел к сыну.
- Подожди, Северус, - остановила его Лили, - а ритуальное зелье у тебя есть?
- А что, для этого теста нам самим в Гринготс идти не придется? - Гарри переводил растерянный взгляд с одного на другую. - Я вроде слышал, что всякие такие ритуалы гоблины проводят?
- Нет, не придется, – покачал головой Северус. – За кого вы меня принимаете? Такие тесты может проводить кто угодно. А я все-таки мастер зельеварения и даже иногда продаю зелье для этого ритуала-теста. Гоблины время от времени присылают мне заказ, поэтому я всегда восполняю запас необходимых ингредиентов. В связи с этим можно предположить, что мое зелье полностью устраивает этих корыстных существ по цене и качеству.
- Ох, и хвастун твой папаша! – хмыкнула Лили и подмигнула Гарри. Тот улыбнулся в ответ.
- Я озвучил лишь голые факты, - недовольно нахмурился Снейп.
Лили, не выдержав его серьезного вида, рассмеялась. Гарри, видимо, еще смущался и не позволил себе ничего, кроме слабой улыбки.
- Ладно, - успокоившись, она подошла к Северусу и обняла его. – Я вообще-то хотела немного развеселить тебя, но вижу – за эти годы ты стал черствым сухарем. Куда ты дел того остроумного и задорного Северуса, которого я знала?
- Тот наивный юноша умер от тоски возле одного коттеджа в Годриковой Лощине на Хэллоуин 1981 года, - не поддержал ее шутку Снейп.
- Надеюсь, нам удастся его оживить. Говорят, есть такие существа, которые своими слезами могут излечить что угодно, - Лили ласково погладила Северуса по предплечью.
- Фениксы, что ли? – с любопытством спросил Гарри.
- Да, сынок, именно они, - она бросила на сына взгляд, полный любопытства. Ей стало интересно, вырвались ли у Гарри эти слова случайно, или Дамблдор что-то рассказывал ему. – Но мы немного отвлеклись. Так что, Северус, у тебя и правда есть готовое зелье?
- Глупости какие! – хмыкнул Снейп. – Зачем оно мне? Я варю его только по заказу гоблинов.
- А долго оно варится? – уточнила Лили.
- В один прием в течение часа, - с удивлением посмотрел на нее Северус. – Только оно слишком сложное в приготовлении.
- Здорово! – радостно улыбнулась Лили, едва не захлопав в ладоши. – Значит, мы с Гарри будем помогать тебе его готовить, и сразу же сможем увидеть, как оно действует.
Она заметила, как скривился Гарри, явно недовольный открывшейся перспективой. Северус тоже во все глаза рассматривал Лили, словно сомневался в здравости ее рассудка.
- Ты же вроде хотела провести спарринг? – быстро опомнился он. – Пока я буду варить зелье, вы можете сходить позаниматься с Гарри. Заодно посмотришь, насколько он владеет ЗОТИ, ему ведь скоро экзамены сдавать.
- Надеюсь, на учебные дуэли у нас будет еще уйма времени, - беззаботно пожала плечами Лили. – А вот посмотреть, как готовится зелье определения родства… вряд ли нам с Гарри еще представится такой случай. Правда, сынок?
- Эм… наверное, - нехотя ответил тот.
- Лили, это не самая лучшая идея, - попытался увещевать ее Северус. – К тому же Гарри не любит зельеварение, и вряд ли ему будет интересно, как я варю это зелье, - он тоже обернулся к сыну, видимо надеясь, что тот подтвердит его слова.
- Ну, почему бы и нет, - беззаботно пожал плечами Гарри. Лили была готова аплодировать ему за актерский талант. А он тем временем продолжал: – Я ведь никогда не видел ничего похожего. И даже не слышал о таком зелье.
Лили с трудом удалось сдержать улыбку. Она рассчитывала на такой поворот событий. Судя по поведению Гарри, тот готов был во всем перечить Северусу. Поэтому Лили надеялась, что сын примет ее сторону. В итоге Снейпу, чтобы не настраивать Гарри против себя, пришлось согласиться.
- Ладно, - после непродолжительного раздумья сдался тот. Взгляд Северуса, брошенный на Лили, обещал всевозможные кары. – С двумя условиями: в процессе работы не отвлекать и в лаборатории без моего разрешения ни к чему не прикасаться!
- Хорошо, - согласно кивнула Лили, заметив, как Гарри угукнул с кислым выражением на лице.
Северус с сомнением посмотрел на нее и, ни слова не говоря, развернулся и направился в лабораторию. Гарри нерешительно топтался на месте. Лили взяла его за руку и повела следом за Снейпом.
Когда они зашли в святая святых Северуса, тот уже что-то измельчал на рабочем столе. Кивнув им на жесткую кушетку возле стены, он вновь занялся своим делом.
- Может, помочь? – спустя пару минут подала голос Лили. Она завороженно наблюдала, как любимый готовит ингредиенты. С профессиональной ловкостью он легко резал, давил, перетирал разные травы, плоды и частички насекомых.
Северус обернулся и с сомнением посмотрел на нее. Затем согласно кивнул и выставил на стол несколько баночек, колбочек и коробочек с непонятным содержимым. Сбоку на стене висела небольшая, похожая на школьную, доска. Снейп тряпкой, без магии, стер с нее какие-то формулы и быстро расписал количество необходимых компонентов и способы их подготовки.
Лили тут же встала и принялась открывать стоящие перед ней емкости, определяя по виду и запаху нужные вещества. Все-таки когда-то, давным-давно, она неплохо ассистировала Северусу при его экспериментах с зельями. Из всех компонентов она не смогла опознать только три. Северус тут же все объяснил, не отвлекаясь от своей работы. Лили заметила промелькнувшую на его губах улыбку. Наконец, разобравшись с ингредиентами, она обернулась к Гарри.
- Ну чего ты там сидишь, скучаешь? Иди сюда, будем помогать Северусу зелье готовить.
- Нет! – почти в один голос воскликнули и Снейп, и Гарри. Причем в тоне обоих звучал неприкрытый страх.
- Да все будет нормально, - попыталась Лили успокоить своих мужчин.
- Лили, - предупреждающе произнес Северус, - многие из этих компонентов очень редкие, а некоторые баснословно дорогие. Я не думаю…
- Северус, если ты доверяешь измельчение ингредиентов мне, то почему этого же не может сделать твой сын? – не дала ему договорить Лили.
- Может, не надо, - Гарри с ужасом смотрел на стол, заставленный баночками и бутылочками.
- Да что вы как дети, в самом деле! – возмутилась Лили. – Северус, ты пять лет преподаешь у сына зельеварение и хочешь сказать, что за все эти годы не научил его правильно измельчать ингредиенты? – Снейп на это только хмыкнул, а Гарри залился ярким румянцем. – Мы не будем вмешиваться в процесс приготовления, но дожидаясь, пока сварится зелье, Гарри заскучает, а так он тоже будет при деле. Гарри, иди сюда, - не обращая внимания на недовольное ворчание Снейпа, она позвала сына к столу, и когда тот нерешительно подошел, дала ему в руки ступку и пестик. – Вот тут сушеные паучьи глазки, их нужно перемолоть в мелкий порошок. Справишься?
Гарри растерянно кивнул и взял в руки пестик.
- Я так и знал, что ты не сможешь сидеть спокойно и не мешать, - недовольно пробурчал Снейп, обращаясь к ней, но напряженно наблюдая за Гарри.
Лили встала рядом с сыном, направляя и подсказывая, как делать правильнее. Постепенно работа закипела. Гарри под ее руководством измельчал различные компоненты, а Северус, немного понервничав, успокоился, когда понял, что у сына все прекрасно получается. Он, конечно, иногда порыкивал на них, что они слишком медленно копаются, но, выслушав шутливый выговор от Лили, тут же замолкал. Она заметила, что и Гарри стал получать от их совместного занятия удовольствие. Если в начале он делал все с плохо скрываемым безразличием, нехотя выполняя порученное, то постепенно, подбадриваемый ее похвалами, стал работать с энтузиазмом. К тому же Лили не умолкала ни на минуту, постоянно задавая вопросы то Гарри, то Снейпу. В итоге от сына она узнала о его друзьях, учебе и конфликте с Амбридж, а от Северуса они вдвоем выслушали много интересного о приготовлении зелий и способах добычи некоторых редких ингредиентов.
За работой и разговорами время пролетело незаметно.
- Ну вот и все! – со вздохом сказал Северус, снимая котел с огня. – Нужно, чтобы зелье немного остыло, и можно проводить тест.
Северус расстелил на столе пергамент и, начертив на нем правильный пятиугольник, поместил в каждый из углов руны стихии Земли.
- А почему Земля? – с любопытством спросила Лили, внимательно следя за его приготовлениями. – И откуда ты знаешь, как это делается?
- Потому что мы собираемся узнавать корни Гарри, - пояснил Снейп, продолжая что-то рисовать на пергаменте. – А основу этого ритуала-теста я купил у гоблинов, пожертвовав оплатой одной из партий зелья. Ну, вроде бы все.
Гарри наблюдал за этими приготовлениями с плохо скрываемым нетерпением.
Достав острый кривой нож, Северус сделал всем маленькие надрезы на безымянном пальце, капнув по капле крови на руны по углам, а центр отметил кровью Гарри. Затем обмакнул в уже остывшее зелье небольшую кисточку и нарисовал внутри пятиугольника пентаграмму. Несколько секунд ничего не происходило, но потом получившийся рисунок стал впитываться в пергамент и на нем начала проступать надпись.
- Теперь от нас уже ничего не зависит, - с деланным безразличием он отошел к кушетке. Гарри и Лили, наоборот, застыли возле стола, с интересом наблюдая за происходящим на пергаменте.
- Никто и не сомневался! – фыркнула Лили, едва успев прочитать первую строчку.
- Не спеши, - покачал головой Северус, - нужно подождать, пока внизу не появится вензель или родовой символ. А до того надписи могут изменяться.
Гарри напряженно всматривался в пергамент, пока Лили не одернула его:
- Иди, посиди с Северусом, потом первый прочитаешь, а то извелся весь.
Они вместе отошли к кушетке. Причем Лили постаралась сесть так, чтобы сын оказался между ними. Разговаривать не хотелось. Видимо, всех снедало любопытство. Гарри нервно закусил губу, Северус крепко сжал кулаки, и лишь Лили спокойно сидела, наблюдая за своими мужчинами. Она была уверена, что никаких сюрпризов эта проверка им не принесет.
- Может, уже все? – с надеждой спросил Гарри у Северуса.
- Давайте посмотрим, - Снейп поднялся и подошел к столу. – Ничего себе! – быстро пробежав глазами по пергаменту, громко воскликнул он. – На, Гарри, читай вслух!
Тот заметно дрожащими руками взял пергамент и принялся читать.
- Гарри Северус Джеймс Поттер, сын Северуса Тобиаса Снейпа... - он мельком глянул на Снейпа и продолжил чтение: - и Лили Джейн Поттер, в девичестве Эванс… приемный сын Джеймса Чарльза Поттера, - Гарри вновь замолчал, быстро пробегая глазами строчки. Но после недовольного восклицания Лили сказал вслух: - да-да-да, бабушки, дедушки и так далее до далеких предков. Ого! Признанный магический наследник рода Поттеров… Эт-то как?
- Вот это да! А я думала – никаких сюрпризов не будет! Скорее всего, это из-за ритуала, - с сомнением посмотрела на Северуса Лили.
- Какого ритуала? – нетерпеливо спросил Гарри.
- Того, который я проводила в поместье Поттеров, - пояснила она и, поднявшись, принялась расхаживать по лаборатории, - чтобы защитить Гарри от Волдеморта.
При этом имени Снейп недовольно поморщился, а Гарри напряжено застыл. Однако первым пришел в себя Северус.
- Давайте-ка вернемся в гостиную, - он ловко подхватил Лили под локоть, останавливая и направляя к двери. – А то вы своими метаниями лишите меня ценных ингредиентов. Гарри, прихвати пергамент и идем.
Когда они расположились в гостиной: Северус в любимом кресле, а Лили и Гарри на диване - Снейп обратился к сыну.
- Ну что, теперь твои сомнения развеялись?
- Так же как и… твои, - парировал Гарри. Затем обернулся к матери: - А как так получилось, что моими отцами названы двое?
- Не знаю, - растерянно посмотрела на него Лили, - у магии свои законы. Джеймс считал тебя своим сыном. Может, это как-то запечатляется магически? - она перевела взгляд на Северуса, ища поддержки.
- Скорее всего, так оно и есть, - кивнул тот. – Ты говоришь, что проводила в Поттер-холле какой-то ритуал? Значит, магия семейного гнезда приняла тебя и ребенка, посчитав его пасынком и наследником Джеймса.
- А что за ритуал? – Гарри нервно ерзал на диване. – Это из-за него я выжил после Авады? Но если от этого заклятия можно спастись при помощи ритуала, то почему другие не защищаются так же? Это та самая кровная защита, о которой говорил Дамблдор?
- Так, давай разбираться постепенно, - нервно хмыкнула Лили. – Этот ритуал не может проводить кто угодно, потому что он не под силу людям. А суть его заключалась в том, чтобы пробудить в тебе наследие Фениксов. Ведь им не страшны смертельные заклятия и прочие способы убийств.
- Чего? Кого? – Гарри во все глаза смотрел на мать.
- Фениксов, Гарри, - спокойно и уверенно пояснила она. – Ты уже должен знать, что у волшебников время от времени проявляются наследия.
- Да, знаю. Из-за того, что предки магов когда-то давным-давно породнились с магическими существами, у них просыпаются различные способности. Ну, типа вейл, да?
- Надо же, ты еще что-то помнишь из школьной программы? – насмешливо спросил Снейп.
- В школе нам про вейл вообще ни слова не говорили, - недовольно посмотрел на него Гарри. – О них я в прошлом году узнал. Флер Делакур была активным носителем этой крови. Это нам Гермиона рассказала. Но при чем тут вейлы? Или я тоже вейла?
- Нет, конечно, - засмеялась Лили. – Ты Феникс!
- Кто? – от удивления Гарри широко распахнул глаза.
- Феникс, Гарри, - совершено серьезно подтвердил Северус.
- Ка… какой такой феникс? – растерянно спросил Гарри. – Типа Фоукса, что ли?
- Самый обыкновенный, - улыбнувшись, объяснила Лили. – Такой же, как и я.

@темы: Цикл "Феникс", Фанфики по Гарри Поттеру, Гет

URL
Комментарии
2015-05-01 в 19:19 

La_Dama_Oscura
У меня нет вредных привычек, кроме как ошибаться в людях и привыкать к ним. Честное слово, лучше бы курила.
elsiss, :white: Спасибо за главу!

2015-05-01 в 20:15 

elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
La_Dama_Oscura, а ты и Феникса читаешь? Приятная неожиданность))) :red:

URL
2015-05-01 в 21:10 

La_Dama_Oscura
У меня нет вредных привычек, кроме как ошибаться в людях и привыкать к ним. Честное слово, лучше бы курила.
elsiss, мне нравится,как ты пишешь)

2015-05-01 в 23:34 

elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
La_Dama_Oscura, спасибо! Приятно))) :squeeze:
Эх, вдохновила меня своим коментом, пойду миник настрочу)))) (Потому что глава к Искуплению уже готова, осталось отредактировать ;-) )

URL
2015-05-02 в 16:10 

La_Dama_Oscura
У меня нет вредных привычек, кроме как ошибаться в людях и привыкать к ним. Честное слово, лучше бы курила.
2015-05-02 в 22:36 

elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

elsiss

главная