elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
Глава 6

Гарри пришел в себя от противного запаха, источник которого находился прямо у него под носом. Почему-то сил пошевелиться или хотя бы отвернуться от этой удушающей вони не было. Он не мог понять, где находится и что произошло.
- Лили, да убери ты флакон! Он же сейчас задохнется! – недовольно прозвучало рядом. Гарри узнал бы говорящего даже во сне – Снейп.
- Но почему он не приходит в себя? – мелодичный женский голос был ему незнаком. Однако профессора послушались, потому что источник вони сразу же пропал.
- Да он давно уже очнулся, - хмыкнул Снейп. – Только почему-то не спешит нам сообщать об этом.
Гарри даже с закрытыми глазами мог представить язвительное выражение его лица и надменно приподнятую бровь.
- Гарри, сынок, ты как?
Произнесенная с мягкой интонацией фраза заставила его резко открыть глаза и стремительно подняться. Но быстрый рывок вызвал головокружение, и Гарри вновь со стоном повалился на диван.
- Что-нибудь болит? Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросила его рыжеволосая женщина, вернее, девушка.
Стоило ей склониться над ним, внимательно разглядывая, воспоминания нахлынули на Гарри лавиной. Напряженно и настороженно рассматривая ее, он перебирал в памяти странный разговор со Снейпом о родителях и появившуюся в самый разгар спора девушку. Ее ласковое прикосновение прошило его словно током и породило удивительную уверенность в том, что она его мама. Это было…
- Невероятно! – воскликнул Гарри, во все глаза разглядывая ее. – Нет, я не верю! Мама? Но как это возможно? – Он неловко сел и непроизвольно отодвинулся подальше, в самый угол дивана. По всем ощущениям – эта девушка на самом деле была его матерью. Но он продолжал сомневаться, ведь сам Дамблдор не раз говорил ему, что мертвых вернуть нельзя.
Перед носом тут же появилась склянка с каким-то зельем. Гарри повернулся и увидел Снейпа, стоящего рядом. Профессор с невозмутимым видом протягивал ему флакон.
- Что это? – недоверчиво спросил он, пытаясь по запаху определить, что за зелье ему предлагают. Происходящее больше походило на сон, и Гарри опасался, что это влияние каких-то специальных чар или неизвестных ему зелий.
- Учитывая твой уровень знаний по зельеварению, ты вряд ли по органолептическим признакам сможешь определить, что это укрепляющее, - язвительно хмыкнул Снейп.
Гарри с сомнением взял флакон, в надежде, что профессор отойдет, но тот все так же нависал над ним. От столь близкого соседства со Снейпом он чувствовал себя очень неуютно. Но внимательный взгляд темных глаз явно свидетельствовал о том, что тот не отступится, пока Гарри не выпьет зелье. Тяжело вздохнув, он опрокинул в себя мерзкую на вкус жидкость и скривился.
Снейп удовлетворенно кивнул и с невозмутимым видом занял кресло напротив дивана.
Установилось напряженное молчание. Гарри переводил настороженный взгляд со Снейпа на девушку, пытаясь осознать происходящее. Мысли разбегались. Он никак не мог поверить, что его мать на самом деле жива, да еще и выглядит так же, как на старых фотографиях, ни на год не постарев. А ее непринужденное общение со Снейпом вносило еще большую сумятицу в эмоции Гарри. Он не понимал, что между ними может быть общего. На основании всех известных ему фактов о жизни родителей у него сформировалось стойкое впечатление, что между Снейпом и четой Поттеров не было ничего, кроме взаимной ненависти.
Пока он размышлял - постоянно ощущал на себе напряженные взгляды девушки. Снейп же, казалось, больше волновался за нее, чем за ненавистного ученика. Гарри отметил заботу и тревогу на его всегда хмуром лице, обращенном к Лили. Наконец профессор первый нарушил тишину, повернувшись к нему.
- Гарри, я знаю, что у тебя множество вопросов. Ты не доверяешь нам и не до конца понимаешь, что происходит. Поэтому – спрашивай. Мы постараемся тебе все объяснить.
Гарри в шоке уставился на Снейпа. Лишь сейчас он понял, что ему не привиделось, и до обморока профессор действительно называл его по имени! Это вызвало очередную волну растерянности. Он решительно не понимал, что происходит и кто заколдовал или подменил Снейпа.
- А… - он не мог сконцентрироваться и определиться, что сейчас важнее всего. Слишком много вопросов крутилось в мыслях. Наконец он выбрал тот, который был ближе всего к реальности. Нервно сглотнув, Гарри посмотрел на Снейпа и решительно спросил: - А почему вы называете меня по имени?
Судя по растерянному взгляду профессора, тот ожидал чего угодно, но не такого вопроса. Он быстро переглянулся с Лили, явно не зная, что сказать. Гарри понятливо хмыкнул, решив, что не услышит никаких объяснений и все это был какой-то до боли обидный розыгрыш.
- Потому что… - медленно начал Снейп, явно обдумывая, что ответить.
- Потому что он твой отец! – решительно встряла Лили.
- Зачем?! – недовольно глянул на нее Снейп. Укоризненно покачав головой, он откинулся на спинку кресла, на мгновенье прикрыв глаза.
- Что?! - Гарри посмотрел на Лили как на сумасшедшую, и еще глубже забился в угол дивана.
Он перевел взгляд на Снейпа в надежде, что тот опровергнет очередную бредовую версию, но тот лишь испытующе разглядывал его, как букашку под лупой. Неожиданно Гарри охватила злость. Эта непонятная шутка слишком затянулась, и пора было положить ей конец.
- Мой отец Джеймс Поттер! – резко возразил он, вставая. – И если ты на самом деле моя мать, то должна лучше других знать это! – ткнул он пальцем в сторону Лили.
- Гарри, - она подалась к нему, но он лишь отшатнулся. Тогда Лили тяжело вздохнула и сложила руки на коленях, нервно теребя подол мантии, - ты многого не знаешь. Да, Джеймс был моим мужем, но я вышла замуж уже беременная. И твой настоящий отец – Северус, - она внимательно смотрела ему в глаза, пытаясь поймать взгляд.
- Бред какой-то, - помотал головой Гарри. – Я не верю!
- Но это правда! – воскликнула Лили. В глазах ее заблестели слезы.
- Лили, успокойся и возьми себя в руки! – неожиданно потребовал Снейп. Гарри насмешливо посмотрел на него. Но профессор, проигнорировав этот взгляд, взмахнул палочкой и затушил начавшую тлеть обивку дивана. – Если ты будешь так нервничать, то я отправлю Гарри в гостиную!
- Прости, - Лили виновато втянула голову в плечи и принялась нервно заглаживать пальцами поврежденный край сиденья.
Гарри во все глаза наблюдал за их действиями и ничего не мог понять. Никто не произносил заклинаний, а у Лили даже палочки в руках не было, но огонь откуда-то появился. Здесь явно происходило что-то странное. Он с опасением отошел подальше от своей якобы матери.
- Объяснит мне кто-нибудь нормально, что здесь происходит?! – нервно выкрикнул он, пятясь спиной к двери. Ему хотелось как можно скорее оказаться вдали отсюда. Однако любопытство и робкая надежда на то, что эта Лили на самом деле его мать, не давали рвануть на выход.
- Так! Давайте все успокоимся! – Снейп поднялся из кресла и прошел к обгорелому комоду, стоящему в углу комнаты. Достав оттуда два флакона, он быстро вернулся обратно и решительно протянул один из них Лили. – Это успокоительное. И пока вы его не выпьете, мы ничего обсуждать не будем!
Лили тут же, трясущимися руками, без возражений взяла флакон и сразу же проглотила его содержимое. Снейп удовлетворенно кивнул и подошел со вторым к Гарри. Тот настороженно смотрел на протянутое зелье и не решался его принять. Снейп раздраженно закатил глаза.
- Я не собираюсь тебя травить, Гарри, - покачал он головой. – Но тебе необходимо успокоиться. Это небольшая доза. Мыслительному процессу она не повредит и сонливости не вызовет. Как раз то, что нужно для тяжелого, но результативного разговора.
- Травить, может, и не будете, но кто знает, как я после вашего зелья начну воспринимать реальность? – Гарри упрямо покачал головой и поджал губы. – Вы мне тут пытаетесь лапшу на уши вешать. Откуда я могу знать, что зелье не принудит меня поверить во все?
- Гарри! – Лили укоризненно посмотрела на него, и он слегка смутился под взглядом таких же, как у него, глаз.
Снейп недовольно фыркнул, поднес флакон к губам и сделал маленький глоток. Затем вновь протянул зелье Гарри.
- Так проще будет поверить, что никто здесь не собирается причинять тебе зла?
Гарри ошарашенно посмотрел сначала на Снейпа, а потом на протянутый флакон и, сглотнув, все-таки взял его. Настороженно принюхавшись, он еще раз глянул на профессора и притихшую в углу дивана Лили. Тяжело вздохнув, он одним махом выпил оставшееся зелье.
- Может, присядешь? - обратился к нему Снейп. Гарри немного потоптался на месте, не зная, на что решиться. Но видя, что уговаривать его никто не собирается, вновь вернулся на диван, садясь в дальний от Лили угол.
- Ну а теперь, когда мы все немного успокоились, - снова сел в кресло Снейп, - можно и поговорить. Гарри, давай Лили расскажет свою историю, а ты потом уже спросишь обо всем, что тебе непонятно.
Снейп взволнованно наблюдал за застывшей на краю дивана девушкой, которую Гарри пока даже мысленно не мог назвать матерью. Хотя все инстинкты вопили о том, что его не обманывают и она на самом деле его мама, но здравый смысл твердил, что это невозможно. Взгляд Снейпа, направленный на Лили, потеплел и отражал заботу и беспокойство. Гарри судорожно вздохнул и закашлялся. Он никак не ожидал увидеть на вечно суровом лице профессора такие обычные человеческие чувства.
Лили тяжело вздохнула и с надеждой посмотрела на Гарри. Он понял, что она ждет его согласия, чтобы начать свой рассказ.
- Хорошо, - настороженно кивнул он и тут же почувствовал, как его омыло волной благодарности и нежности. Он широко раскрыл глаза, не понимая, чьи это ощущения. Ведь он ничего подобного не испытывал.
- Ты что-то почувствовал? – с надеждой спросила его Лили. Ее мелодичный голос чуть дрогнул от волнения.
- Я не знаю, - растерянно сказал Гарри. – Я не понимаю, что происходит.
- Ничего страшного, - попыталась успокоить его Лили, - скорее всего, ты ощутил мои эмоции.
- Но как такое возможно?! – Гарри с недоверием посмотрел на нее.
- Такая связь между матерью и сыном для нас нормальна. Я ощущаю ее все время, а вот у тебя она только начала формироваться, - пояснила Лили, с печальной улыбкой глядя на него.
- Если ты моя мать, то почему связь начала формироваться только сейчас? – Гарри с подозрением посмотрел на нее. – И почему она нормальна «для нас»? Я ни разу не слышал, чтобы кто-то из моих друзей ощущал подобное.
- Потому что наша связь была частично разрушена тогда, в Годриковой Лощине, - дрогнувшим голосом объяснила Лили. - А потом, когда я перестала помнить себя, ты утратил ее окончательно. А вот на второй твой вопрос я отвечу чуть позже, когда расскажу о себе и о том, как все происходило на самом деле.
- Что значит – перестала помнить? – нахмурился Гарри, ничего не понимая.
- Давай я расскажу тебе обо всем по порядку, - с надеждой посмотрела на него Лили. – Я чувствую твои недоверие и сомнения. Мне больно от этого, но я понимаю тебя. Ведь ты столько лет рос в неведении, опутанный ложью.
Гарри криво улыбнулся, но согласно кивнул.
Лили начала. Она говорила долго. Голос ее время от времени прерывался от накатывающих эмоций и длительного рассказа. В процессе повествования Снейп принес ей воды, и Гарри в очередной раз удивился непривычной нежности и заботливости профессора. А Лили рассказывала, что дружила со Снейпом еще со школы. Причем слышать, как мать называет ненавистного Гарри профессора Северусом, было для него по меньшей мере странно. Прерываясь и нервничая, она рассказала, как встретила Снейпа после школы в одном из боев с Пожирателями. Затем, запинаясь и краснея, призналась, что Гарри как раз и стал результатом той встречи. А потом пропал Снейп, погибли ее родители, и она, будучи еще совсем молодой и беременной, испугалась. И этот страх вынудил ее принять предложение Джеймса Поттера. О событиях в Годриковой Лощине Лили рассказала совсем коротко, не вдаваясь в подробности. Лишь объяснила, что провела ритуал, который и помог Гарри выжить. Но все ее силы ушли на этот ритуал, и она, не в состоянии себя защитить, попала в плен и лишилась памяти. И только несколько дней назад ей удалось все вспомнить и сбежать. Гарри хотел уточнить, к кому, но увидел, что ей и так тяжело дается этот рассказ, поэтому решил не настаивать. К тому же Лили обещала, что со временем расскажет все более подробно.
Голос матери звучал музыкой в ушах Гарри. Он внимал изменяющимся интонациям, переливчатому звучанию, и поймал себя на мысли, что слушал бы его и слушал. Наконец, спустя какое-то время, он опомнился и обнаружил себя рядом с Лили. Она обнимала его, а Гарри сидел, спрятав голову у нее на плече и вдыхая смутно знакомый запах рыжих волос. Он чувствовал теплую руку Лили. Она гладила его по голове, даря давно забытую материнскую ласку. На глаза навернулись слезы.
Вдруг Лили замолчала. Прижав его еще сильнее, она глубоко вздохнула и тихонько запела. Эта была колыбельная. Гарри узнал эту песню! Он не помнил ее слов, но мелодия и знакомый завораживающий голос словно вернули его в раннее беззаботное детство. Туда, где рядом всегда были теплые руки матери, и этот напев успокаивал и убаюкивал его перед сном. Гарри слегка отстранился, в шоке рассматривая Лили. У той по щекам тоже текли слезы, но она с надеждой и любовью смотрела на него. Все сомнения разом отпали, и он с непередаваемым удивлением прошептал:
- Мама! Так значит, это правда? Не обман, не колдовство… И ты… действительно жива?
- Жива, - всхлипнула Лили.
- Мама! – вновь прошептал Гарри и вновь бросился в такие теплые и дарящие ласку и покой материнские объятия, повторяя без остановки: - Мама, мама, мама…
- Сынок мой, Гарри, - крепко прижав его к себе, тихо шептала в ответ Лили.
Сколько они так просидели, он не знал, но из уютного кокона ласковых рук его вырвал чуть насмешливый голос Снейпа.
- Не хотелось нарушать столь прекрасную идиллию, но хочу напомнить, что время уже позднее и до отбоя осталось пятнадцать минут. Если Гарри вовремя не вернется в свою гостиную, у него могут быть неприятности.
Гарри быстро вытер со щек подсыхающие слезы и с неприязнью посмотрел на Снейпа.
- А нельзя ему остаться тут? – с надеждой спросила Лили.
- Боюсь, что нет, - с сожалением пожал тот плечами. – Амбридж и ее прихлебатели не дремлют. И какими сюрпризами от любезной директрисы напичкана гостиная Гриффиндора, я не знаю.
- Она что, следит за нами? – удивленно глянул на него Гарри.
- Несомненно! – кивнул Снейп, недовольно поморщившись. – В гостиной Слизерина я обнаружил три артефакта вполне конкретной направленности, которых несколько дней назад там еще не было.
- Вот стерва!
- Гарри, что ты говоришь?! – возмутилась Лили, затем хитро улыбнулась. – Нет, я согласна, конечно, что Амбридж стерва, но я ей в некоторой степени благодарна. Из-за ее махинаций я теперь могу быть с вами.
- Но Дамблдор… - Гарри растерянно глянул на мать. Он дико ненавидел Амбридж и не мог себе представить, чтобы та совершила какой-то добрый поступок. – При чем тут эта розовая жаба?!
- Сынок, - тяжело вздохнула Лили, - давай поговорим об этом в другой раз. Сейчас тебе нужно бежать.
- А когда?.. – Гарри настороженно посмотрел на Снейпа, затем перевел умоляющий взгляд на мать. – Когда я смогу снова увидеть тебя?
- Надеюсь, что уже завтра. Северус обязательно что-нибудь придумает, - уверенно кивнула Лили. – Мы еще слишком многое не обсудили. Да и ты о себе пока ничего не рассказал. Мне же интересно, как ты живешь, что у тебя за интересы. Ну, и с Северусом вам тоже нужно налаживать отношения.
Гарри на это недовольно фыркнул, а Снейп закатил глаза.
Он был невероятно счастлив, что его мама оказалась жива и невредима. Но тот факт, что Снейп его отец, Гарри принять пока не мог. Он не хотел такого отца! К тому же тот не ладил с Джеймсом Поттером и третировал Гарри все эти годы лишь из-за фамилии и застарелой ненависти.
- Не фыркай, - с улыбкой упрекнула его Лили. – Ты пока многого не знаешь и не понимаешь. Но я надеюсь, что мы исправим это упущение.
Он на это лишь закатил глаза, и в шоке повернулся к Снейпу, который издал звук, подозрительно напоминающий смешок. Заметив интерес Гарри, тот вопросительно приподнял бровь. Поджав губы, он вновь отвернулся к матери, стараясь игнорировать Снейпа. К тому же в мыслях настойчиво вертелся важный вопрос, который он хотел задать с того самого момента, как полностью поверил рассказу Лили.
- Значит, раз ты жива, мне теперь не придется летом возвращаться к тетке? – с надеждой спросил Гарри, поднимаясь с дивана.
Глянув на мать, он увидел, как потемнели и сузились от гнева ее глаза.
- Петуния! Она мне еще за все ответит! – злобно прошептала Лили. Затем поднялась и, покачав головой, ответила: – Я пока не знаю, что будет дальше, но мы что-нибудь обязательно придумаем.
Гарри кивнул и опустил голову, чтобы не показать матери своего разочарования.
- Сынок, - она подошла вплотную и приподняла его лицо, ласково коснувшись пальцами подбородка, - я постараюсь сделать все возможное, чтобы ты больше не вернулся к моей «дорогой» сестрице! К тому же, где бы мы ни были, знай, что мы всегда будем защищать и оберегать тебя. Ну и не забывай про нашу связь. Я всегда смогу почувствовать, если тебе плохо.
Гарри с благодарностью улыбнулся маме сквозь слезы. Она потрепала его по волосам и, взяв под локоть, проводила до двери. Пристально посмотрев ему в глаза, она крепко обняла его.
- Гарри, послушай! - подошел к ним Снейп. – Завтра на уроке испортишь зелье. Я назначу тебе отработку, и вечером опять придешь сюда.
Гарри согласно кивнул, настороженно наблюдая за профессором.
- Да что ж вы… как неродные, - хихикнула Лили и, дернувшись в сторону, притянула к ним в объятия еще и Снейпа.
Гарри напрягся, ощутив рядом профессора. Он еще никак не мог привыкнуть, когда тот называл его по имени, а сейчас вынужден был обниматься со Снейпом, как с родным отцом. Он не испытывал надобности в таком папаше. Счастье уже, что у него есть мама. А вот отец… Гарри вполне серьезно считал, что как-нибудь обойдется без Снейпа в своей жизни. Тот на мгновение задержался в их тройном объятии и почти тут же отстранился, отойдя на пару шагов.
- Гарри, ты же понимаешь, что никому не должен говорить о том, что узнал сегодня? – строгим голосом поинтересовался у него Снейп.
Такой тон был более привычен и не вгонял в ступор. Хотя очередное обращение по имени все равно покоробило. Гарри недовольно скривился, но покладисто кивнул в ответ.
- Понимаю.
- То есть вообще никому? – уточнил профессор. – Это значит – друзьям тоже.
- И даже друзьям? – Гарри перевел удивленный взгляд со Снейпа на мать.
- Да, Гарри, никому! От этого зависит наша дальнейшая судьба, - кивнула она ему с извиняющейся улыбкой.
- Ладно, - пожал он плечами и тепло улыбнулся матери.
- Ну, иди уже! Завтра вновь увидимся, - подтолкнула его к дверям Лили. И уже на пороге крепко прижала к себе, поцеловала в лоб и с сожалением во взгляде легонько вытолкнула в коридор.

* * *

Закрыв за Гарри дверь, Лили в растерянности посмотрела на Северуса.
- Как считаешь, он не наделает глупостей?
- Гарри может, - с легкой улыбкой кивнул Снейп. Затем подошел к Лили и, взяв за руку, отвел к дивану. Сев, он притянул ее в объятия, усадив к себе на колени. – Надеюсь, что он все же прислушается к нашим советам. Можно было, конечно, взять с него обет молчания, но мне показалось, что это всколыхнет новую волну недоверия.
- Да, убедить его оказалось нелегко, - тяжело вздохнула Лили. – Я даже побоялась ему про Дамблдора рассказывать. Мне показалось, что он очень привязан к нему.
- Мне тоже, - кивнул Северус. – Дамблдор неплохо поработал над ним. Хотя я не замечал, чтобы Альбус уделял Гарри слишком уж много внимания, но, видимо, и этих крох хватило, чтобы взрастить безоговорочную преданность. Ничего, всему свое время. Вам сначала нужно познакомиться друг с другом. Думаю, когда он свыкнется с мыслью, что у него теперь есть мать, он будет больше доверять тебе и твоим словам. Хотя… - он на мгновение замолчал, - Гарри – подросток, а им свойственно оспаривать мнение старших.
- Это точно, - хмыкнула Лили. – Но я рассчитываю, что наша связь будет убедительнее слов. Все же разговоры - это одно, а чувствовать эмоции близкого человека – совсем другое. И ведь сегодня он именно на эмоциональном уровне воспринял, что я его мама.
- Я вижу, ты довольна тем, как прошла встреча? - Северус испытующе посмотрел на Лили.
- Ну да… неплохо, - задумчиво проговорила она. – Но как же Гарри промыли мозги! И он такой худенький!
- Вот они – материнские инстинкты в действии, - усмехнулся Снейп. – Но ты права. И это при том, что за полгода в школе он уже немного отъелся. Я замечал, что с каникул он вообще скелетом приезжает.
- И ты так спокойно об этом говоришь?! – Лили вырвалась из объятий и недовольно посмотрела на него.
- А что я мог сделать? - возразил Северус. – Кто я такой, чтобы лезть в его жизнь?
- Вообще-то ты его… - начала заводиться она.
- Лили, - перебил ее Снейп. – не забывай: о том, что Гарри мой сын, я узнал всего лишь пару дней назад. И ты прекрасно знаешь, что следить за состоянием студентов в первую очередь должен декан. Если МакГонагалл не справляется со своими обязанностями, то не в моей компетенции повлиять на это.
- Да уж… - Лили вскочила и нервно прошлась по комнате. – Вот так останется ребенок сиротой в магическом мире, и никому до него дела нет! Всем наплевать, в каких условиях он растет и как к нему относятся! У магглов хоть социальные службы для этого есть.
- Честно говоря, я не понимаю, за каким драклом его вообще отдали твоей сестре, - задумчиво пожал плечами Северус. – В магическом мире многие были бы рады растить такого знаменитого ребенка.
- Тоже мне – сделали кумира! - недовольно фыркнула Лили. – Сам же знаешь, все это домыслы и досужие выдумки. И пока весь магический мир пел Гарри дифирамбы, собственная тетка содержала его в каких-то совершенно неприемлемых условиях. И я еще выясню, что они с ним делали! Ты же заметил, как Гарри обрадовался, поняв, что ему больше не нужно будет возвращаться к моей «дорогой» сестрице?
- Да, заметил.
- Нам нужно обязательно решить что-то с жильем до лета. Я не хочу, чтобы Гарри возвращался туда, где ему плохо. Не хочу с ним расставаться. Но мне даже некуда его забрать.
- Не переживай! – попытался успокоить ее Снейп. - До каникул у нас еще есть время, чтобы разобраться с этим вопросом. Если ничего не придумаем, можно посмотреть, как там моя старая квартира… Ну, помнишь, та самая. – Лили, покраснев, кивнула, вызвав у Северуса улыбку. – Она, конечно, тесновата, но за неимением лучшего на первое время подойдет. Но за пару месяцев многое может измениться. К тому же вы еще только знакомитесь друг с другом.
- В отличие от тебя, - нервно тряхнула волосами Лили. – Я заметила, что ты полностью отстранился во время нашего разговора. Все-таки ты его отец! Однако как-то не спешишь сближаться с сыном.
- Ты знаешь мое мнение: с этой новостью не стоило торопиться. Да и мать для Гарри сейчас важнее, чем возникший из ниоткуда живой отец. Да еще и совсем не тот, которого он знал. Дай ему освоиться немного, а потом уже и я попытаюсь отношения наладить, - Северус слегка усмехнулся.
- Я испугалась из-за его обморока! – недовольно нахмурилась Лили. – Поэтому и предпочла вывалить на него все сразу, а не по каплям. Ему и так еще предстоит многое узнать. О себе и об окружающих. Поэтому нечего шокировать сына дважды, - тяжело вздохнула Лили, продолжая наматывать круги по комнате. – Но я уверена, мы справимся! К тому же у Гарри активирована кровь, а это значит, что скоро он почувствует в себе зов наследия Фениксов. И я хочу быть в этот момент рядом с ним!
- Тише! – Северус наколдовал струю воды и погасил вспыхнувший у Лили под ногами ковер.
- Ой, прости, - виновато взглянула она на Снейпа и попыталась взять себя в руки.
- Это ты прости, - он встал и достал из кармана плоский футляр. - За всеми волнениями сегодняшнего вечера я и забыл, что у меня для тебя подарок.
- Что это? – Лили с интересом взглянула на футляр.
- Люциус выполнил свое обещание, - Северус открыл его, демонстрируя лежащую внутри волшебную палочку. – Попробуй! Даже если она тебе не слишком подойдет, на первое время ее будет достаточно. А там купим более подходящую.
Лили с восторгом ребенка, получившего на Рождество долгожданный подарок, осторожно достала палочку из футляра. Она аккуратно повертела ее в руках, провела пальцами по гладкой поверхности дерева. Затем, крепко сжав рукоятку, взмахнула палочкой и произнесла:
- Люмос.
На конце палочки тут же загорелся огонек. Лили радостно улыбнулась и сотворила еще несколько заклинаний: отчистила от сажи ковер и, призвав к себе пустой стакан, наполнила его водой.
- Северус, это так здорово, вновь ощущать свою магию! – она счастливо улыбнулась любимому и крепко обняла его.
- Подходит? – улыбнулся Снейп такой непосредственности.
- Да! – кивнула Лили, заклинанием передвигая кресло в сторону. – Почти идеально. Кажется, даже лучше той, что была у меня раньше. Из чего она?
- Сосна, шестнадцать дюймов, внутри волос огненной саламандры.
- Кого?! – Лили резко остановилась, с недоверием глядя на Северуса.
- Я и сам не знаю, как такое возможно. Это Люциус написал, - пожал плечами Снейп и достал из кармана вскрытый конверт. – Сегодня после уроков Драко принес мне эту посылку. В ней был футляр и записка… хм… я бы сказал, несколько странного содержания.
- И что в ней? – Лили вся подобралась от любопытства.
- Люц пишет, что эта палочка уже давно хранится в их семье, но никому не подходит. Он прислал мне ее только из-за того, что я упомянул про стихию огня. Но предупредил, что если и тебе она не подойдет, то нужно будет ее вернуть. Взамен он пришлет другую, немного проще, - говоря это, Северус присел на диван, с интересом поглядывая на суетящуюся Лили.
- Никогда не слышала про то, что у огненных саламандр есть волосы, - с сомнением проговорила Лили, не выпуская палочку из рук и наводя порядок в комнате.
- Я тоже, - хмыкнул Северус. – Но про людей-Фениксов я тоже никогда не слышал, а как оказалось, они есть.
Лили засмеялась и, взмахнув палочкой, вызвала небольшой фейерверк из падающих золотых звезд.
- Как же это здорово! – восхищенно выдохнула она и плюхнулась прямо на колени к Северусу. – Ты не представляешь, каково это – не иметь возможности использовать магию!
- Учи беспалочковую, - хмыкнул Снейп, обнимая Лили и вдыхая цветочный аромат ее волос.
- Ой, Северус, - Лили обернулась к нему и нетерпеливо заерзала, - а мы не можем сходить куда-нибудь потренироваться? Дружеский спарринг, а?
- Я бы с удовольствием, - легко коснулся он поцелуем ее щеки, - но сегодня уже слишком поздно. Во-первых, завтрашние занятия со студентами никто не отменял, а во-вторых, я не хочу спровоцировать гнев Амбридж. Кто знает, какие чары или артефакты она навесила по коридорам.
- Ну, Северус, - капризно надула губы Лили, - я же уже пятнадцать лет не пользовалась магией.
- Я знаю, - тут же перешел на серьезный тон Снейп, - но нам сейчас лучше лишний раз не рисковать. А вот завтра, если не слишком долго засидитесь за разговорами с Гарри, ты даже сможешь позаниматься с сыном. Мне кажется, это только сблизит вас.
- Не устраняйся! – строго взглянула на него Лили. – Раз предлагаешь мне заниматься с Гарри, то и сам пойдешь с нами. Мало ли что. Гарри все же ученик еще, а меня вообще в Хогвартсе быть не должно. Заодно и попробуешь наладить с сыном контакт! – не терпящим возражений тоном закончила Лили.
Северус на это только покачал головой, но Лили не сводила с него настойчивого взгляда, и он сдался.
- Ну а раз так, то я хочу еще поколдовать! – она тут же попыталась вскочить с его колен.
- Неугомонная! – удержал ее Снейп. – Спать пора!
Лили задумалась на мгновение, потом хитро взглянула на Северуса.
- Только если с тобой! Предыдущей ночью мне было так хорошо и спокойно, - она улыбнулась и провела кончиками пальцев по его щеке. – После этого я больше не хочу спать в одиночестве.
- Лили… - на выдохе произнес Северус.
- Возражения не принимаются! – она приблизилась к нему вплотную, внимательно вглядываясь в глаза и вновь замечая тонкий золотистый ободок вокруг радужки. – Я отказываюсь спать без тебя.
- Ох, ну что мне с тобой делать? – покачал головой Северус. Однако, больше не протестуя, он встал и молча направился за ней в спальню. И не заметил, как довольно улыбнулась идущая впереди Лили.

* * *

Гарри быстро и без приключений добрался до гостиной. Он был настолько погружен в свои мысли, что не замечал происходящего вокруг. К счастью, по дороге ему никто не встретился. Проигнорировав оклик друзей, он устремился в спальню. Противоречивые эмоции будоражили его. Он чувствовал, что не сможет сейчас заснуть. Хотелось обдумать все произошедшее у Снейпа, проанализировать рассказ матери. Его тянуло поделиться с кем-нибудь своей радостью. Рассказать, что мама, вопреки всему, осталась жива. Но Гарри очень серьезно воспринял ее запрет и не рискнул откровенничать с друзьями. Он пока еще многого не знал и не понимал: кто удерживал Лили в плену, как ей удалось вернуть себе память и при чем тут Амбридж. Но она обещала все объяснить, и он чувствовал, что мама не обманывает. Просто сегодня у них не хватило времени, но он надеялся, что уже завтра узнает все подробности. Гарри верил, что сможет уговорить Лили на то, чтобы поделиться этой радостной новостью с друзьями. Ведь они с Роном и Гермионой столько пережили вместе, и скрывать от них такое потрясающее событие ему будет сложно. Но сейчас он и сам хотел побыть в одиночестве. Смаковать каждую деталь встречи с мамой, вспоминать ее ласковые руки и успокаивающий голос.
Гарри быстро разделся и юркнул в постель, плотно задернув полог. Вытянувшись под одеялом, он уставился в темноту над собой, представив себе образ мамы. Он видел ее словно наяву, такую красивую, с длинными рыжими волосами и печальными зелеными глазами, точь-в-точь как у него. Вспоминал, как нежно, но, тем не менее, крепко она обнимала его. Странно, что Лили совсем не постарела и выглядела всего лишь на несколько лет старше, чем он. А еще очень непривычно было думать о матери в настоящем времени. Возможно, сейчас она тоже готовилась ко сну несколькими этажами ниже.
Гарри нахмурился. Он уже был достаточно взрослым, чтобы задуматься о связи матери со Снейпом. Если они в один голос утверждали, что тот его отец, значит, состояли в достаточно близких отношениях. И хоть Гарри прекрасно помнил весь рассказ, но этот момент мать стыдливо опустила. Да он и не хотел знать подробностей. Но ведь Лили могла ошибаться? Гарри от подобной мысли даже сел в кровати. Затем, усмехнувшись, вновь опустился на подушку, представив, как будет доказывать это матери.
- Есть же какие-то тесты, в конце концов, - тихо пробормотал он, вспомнив Дурслей. Гарри как-то слышал, как они сплетничали о ком-то из соседей. Тетка тогда, осуждающе поджимая губы, говорила, что тесты на отцовство не подтвердились. Так, может, Лили ошибается, и Снейп вовсе не его отец?
Его размышления прервал звук открывшейся двери и тяжелые шаги.
- Гарри, дружище, с тобой все в порядке? – послышался из-за полога голос Рона.
Гарри решил притвориться спящим, потому что общаться сейчас с другом и не поделиться потрясающей новостью он бы не смог. Но тот, недолго думая, резко отдернул в сторону полог и посветил Гарри в глаза Люмосом.
- Рон, ты что, с ума сошел? Я тут, между прочим, уснуть пытаюсь, – недовольно сощурился Гарри от яркого света после кромешной темноты.
- А? – Рон приглушил Люмос и уселся на край кровати. – Меня Гермиона послала узнать, все ли с тобой нормально. Ты так пронесся мимо нас, что она забеспокоилась. – Он недовольно фыркнул. – Как будто трудно понять, что после Снейпа у тебя вряд ли будет радостное настроение.
- Ты прав, Рон, - недовольно поморщился Гарри от беспардонности друга, - Снейп мне все мозги выел. Поэтому я и хочу отдохнуть.
- Я так ей и сказал, - пожал плечами Рон. Гарри с трудом уловил этот жест в слабом свете, исходящем от палочки. – Но ты же ее знаешь! «Пойди и проверь, как там Гарри!» - передразнил он подругу, пытаясь говорить писклявым голосом. – Нет, ну точно как мама!
Гарри вздрогнул от последнего слова и против воли улыбнулся, вспоминая Лили.
- Ладно, - хмыкнул он, - пойди и отчитайся Гермионе, что со мной все хорошо. А я попытаюсь уснуть.
Рон кивнул, встал с кровати и быстро выскочил из комнаты. Гарри покачал головой, вновь закрывая полог. Откинувшись на подушку, он опять представил маму. Как она обнимала его, как поцеловала на прощание и как пела колыбельную, которую он точно слышал из ее уст в далеком детстве. Тут же вспомнились годы, проведенные у Дурслей, и обещание матери разобраться с Петунией. Нет, Гарри, в принципе, не желал тетке зла, да и не знал, на что способна Лили, но мысль о том, что Дурсли могут получить по заслугам, приятно грела.
Он счастливо улыбнулся. Теперь у него появился близкий человек, который будет заботиться о нем и любить просто так, а не потому, что он Мальчик-Который-Выжил. Существовал еще и Сириус, который переживал о нем. Но крестный был вне закона и слишком далеко от Гарри, чтобы принимать деятельное участие в его жизни. Хотелось надеяться, что теперь можно будет жить с мамой и не придется возвращаться на Тисовую улицу.
- Оказывается, и Дамблдор может ошибаться, - тихо прошептал Гарри, поворачиваясь на бок.
Он представил, как рад будет директор, когда узнает, что Лили Поттер не умерла тогда в Годриковой Лощине, а просто находилась в плену, не помня ничего из своей прошлой жизни. Задумавшись об этом, он невольно нахмурился. Мать так и не рассказала, кто держал ее все эти годы в заточении. Но кто бы ни был этот человек, он должен поплатиться за свое злодеяние! Гарри крепко сжал кулаки и стиснул зубы. По вине этого незнакомца он столько лет был лишен материнской ласки и заботы.
- Интересно все-таки, как маме удалось улизнуть из плена и при чем тут Амбридж? – зевая, тихо прошептал он.
Глаза его слипались, и он уже засыпал, но вдруг опять вспомнил о так называемом отцовстве Снейпа. Сон как рукой сняло, и Гарри резко сел в постели.
- Да ну, не может быть такого! Тут все-таки какая-то ошибка! – уверенно кивнул он сам себе. Ведь Снейп всегда говорил, что Гарри очень похож на отца – Джеймса Поттера - и именно поэтому испытывал к нему какую-то особую неприязнь. Он подумал, что нужно выспросить у мамы о причинах подобной ненависти. А может, все дело в ревности? Гарри широко раскрытыми глазами уставился в темноту перед собой.
- Точно! – легко стукнул он себя по лбу. – Наверное, так оно и есть!
Как бы он ни пытался представить Снейпа своим отцом, это ему не удалось. Даже обращение по имени из уст нелюбимого профессора звучало совершенно непривычно и издевательски. Уж лучше бы он звал Гарри как всегда - по фамилии.
Он вновь улегся, пытаясь представить Снейпа в роли отца, но никак не мог смириться с этой мыслью. Не нужен ему такой отец! Лучше уж вообще никакого. Но тут проснулась совесть. В голове некстати всплыли отчетливые воспоминания, как Снейп пытался спасти его на первом курсе, потом прикрыл собой от оборотня на третьем… Некоторые сомнения закрались в душу Гарри. Но прежде, чем поверить в это, он все же решил потребовать доказательств. Потому что если слабую связь с мамой он ощущал вполне отчетливо, то Снейп все равно продолжал оставаться для него чужим человеком и нелюбимым профессором.
Гарри опять широко зевнул и повернулся на бок. Пытаясь прогнать неприятные мысли о Снейпе, он вспомнил мамину ласковую улыбку и нежные руки, приятный запах волос… И спустя несколько минут уже крепко спал.

@темы: Цикл "Феникс", Фанфики по Гарри Поттеру, Гет