09:08 

Возрождение Феникса. Глава 4

elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
Глава 4

- Что?! – Северус вскочил и замер у дивана, неверяще разглядывая Лили.
- Мне еще раз повторить? – устало спросила она, посмотрев на него полным раскаяния взглядом.
- Как такое возможно? – не унимался Снейп. Он принялся нервно расхаживать вперед-назад перед диваном, не в силах поверить сказанному.
- Тебе рассказать, как появляются дети? – Лили явно начала заводиться.
- Нет, спасибо! – язвительно прошипел он. – С физиологией этого процесса я знаком. - Заметив быстрый раздраженный взгляд подруги, он лишь пожал плечами и продолжил: - Меня интересует другое: как так могло получиться, что ты несколько месяцев была замужем за Поттером, а твой ребенок каким-то непостижимым образом вдруг оказался моим сыном? И это при том, что мы с тобой не виделись больше года.
- Северус, ты же вроде преподаватель? - не менее ехидно произнесла Лили в ответ. – Неужели ты не можешь сосчитать до девяти? Или напомнить тебе день рождения Гарри?
- Не надо, я и так помню, - нервно мотнул головой Снейп. – Но разве он родился не семимесячным?
- Я понимаю твое недоумение, - хмыкнула она. – Но могу тебя заверить: Гарри родился в положенный ему срок!
Северус, произведя в уме нехитрые подсчеты, тут же вспомнил далекую осеннюю ночь: вспышки заклятий, сражение с неукротимой ведьмой, лихорадочный блеск в глазах Лили, ее мягкие, податливые губы и стоны удовольствия. А затем была долгая разлука и по возвращении - известие, что любимая женщина вышла замуж за другого. Причем не просто за другого, а за вечного школьного соперника – ненавистного Джеймса Поттера!
Снейп подошел к комоду и, плеснув себе приличную порцию коньяка, выпил ее одним махом.
- Почему ты не сказала? – переждав, пока огненная волна крепкого алкоголя прокатится по пищеводу, спросил он.
- Я пыталась… - Лили скорбно опустила плечи. Затем резко вскинула голову и, прищурившись, зло посмотрела на Северуса. – Ты пропал без следа! Я отправляла тебе сову за совой, но все они возвращались обратно, так и не найдя адресата. Что мне было делать? Где искать тебя, чтобы сообщить «приятную» новость? А потом погибли наши с Джеймсом родители. И, заметь, по вине Пожирателей – твоих товарищей! Откуда мне было знать, что мы с ребенком нужны тебе? Может, ты поразвлекся и забыл обо мне? Одна, без поддержки близких, с ребенком на руках… Какое будущее нам с ним было уготовано? Ты не хуже меня знаешь порядки магического мира, да и с маггловским знаком не понаслышке. – Высказывая застарелые обиды, Лили почувствовала, что постепенно успокаивается. – Я решила сделать все, чтобы у моего сына была нормальная полноценная семья, и чтобы никто не смел ткнуть в него пальцем, что он незаконнорожденный!
- А что Поттер? – Северус напряженно застыл, с сомнением разглядывая любимую. – Он знал об этом?
- Нет, - Лили вздрогнула и обхватила себя руками за плечи. – Я постаралась сделать так, чтобы он этого никогда не узнал. Я знаю, Джеймс не заслужил подобного, но я готова была на все ради сына!
Северус сел в кресло и запустил руки в волосы, пытаясь осознать тот факт, что Гарри Поттер - его сын. Верилось с трудом. Он только-только освоился с мыслью, что Лили вновь с ним, живая и здоровая, и все время была почти рядом. У него еще не уложилась информация о том, что она - представитель древней магической расы, о самом существовании которой практически никто не знает. Но известие о ребенке совсем выбило Снейпа из колеи. У него есть взрослый сын! И им оказался тот мальчишка, которого он нещадно третировал и ненавидел все эти годы, считая отпрыском своего врага и соперника!
Северус поднял измученный взгляд на Лили. Она настороженно наблюдала за ним, свернувшись на диване калачиком и обхватив себя руками. Он понимал, что своим недоверием делает ей больно, чувствовал это, но не мог пересилить себя.
- Прости! Прости за мое недоверие и обиды! – тихо, но твердо произнес он. Видя расстроенное лицо Лили и глаза, полные слез, Северус быстро пересел на диван и обнял ее, пытаясь согреть и успокоить. – Бедная моя девочка! Что только тебе не довелось пережить!
- Почему?.. – всхлипнув, спросила она. Затем решительно стерла кулаком слезы и, стукнув Снейпа по плечу, требовательно повторила: - Почему?
- Что «почему»? – Северус, чуть отстранившись, недоуменно посмотрел на нее.
- Почему совы не смогли тебя найти? Я так ждала! До последних минут… - она вновь всхлипнула.
Северус не понимал, как можно выглядеть такой ранимой, беззащитной - и вместе с тем серьезной и решительной. Несмотря на слезы и расстроенный тон, чувствовалось, что Лили не собирается уступать ему.
- Потому что я был в Италии, - тяжело вздохнув, он прикрыл глаза и откинулся на спинку дивана, утягивая Лили за собой, - готовился получить мастерство по зельеварению. Замок моего учителя имел статус ненаходимого. Только Темный Лорд имел с Мастером какую-то связь. Ведь он сам и направил меня туда.
- Не вспоминай при мне об этом монстре! Ты все еще служишь ему! – гневно воскликнула Лили, пытаясь отстраниться, но Северус не позволил. – И это после всего, что он сделал с нашей семьей!
Тяжело вздохнув, Снейп попытался успокоить ее и объяснить сложившуюся ситуацию.
- Во-первых, я не могу уйти от него – это верная смерть! Каркаров уже поплатился за измену. Сегодня ты сама видела, к чему приводят оплошности моего, так называемого, служения. – Лили испуганно распахнула глаза, но Северус не дал перебить себя, приложив ей палец к губам. – Во-вторых, Дамблдору я тоже вроде как служу, а он сделал нам гадостей не меньше, чем Темный Лорд. И если с последним все понятно, то старик остается пока неразгаданной величиной. Еще неизвестно, чем может обернуться отказ работать на него, учитывая твой рассказ. И, в-третьих… прости, но до сегодняшнего дня я считал твоей семьей Джеймса Поттера и Гарри. Я ведь не знал, что он мой сын… - Северус не стал добавлять, что до сих пор не смог принять и переварить эту новость.
Чтобы разобраться в своих эмоциях, ему нужно было побыть одному. За много лет он привык к одиночеству, и Северусу требовалось время, чтобы понять себя и свое отношение к данному вопросу.
Удивительно, но за прошедшие годы любовь к Лили так и не угасла. Стоило любимой оказаться рядом, как чувства вспыхнули с новой силой, словно и не было долгих лет разлуки. Но взрослый сын как-то не укладывался в его планы на дальнейшее существование. И если жизнь с Лили казалась несбыточной, но такой манящей мечтой, то Поттер… Об этом пока не хотелось даже думать. Укоризненные взгляды Лили не позволяли расслабиться и сосредоточиться. К тому же Северус каким-то непостижимым образом чувствовал сомнения и неуверенность, терзающие ее. Он вполне отчетливо ощущал, как сменяются чувства любимой: от надежды и радости - до неуверенности и отчаяния.
- Ты и сейчас не считаешь Гарри сыном, - убежденно проговорила Лили. Вздохнув, она закусила губу и отвернулась, не сводя взгляда с пламени камина.
- Прости… - Северус в порыве чувств еще сильнее прижал ее к себе, заставив сдавленно охнуть. Поняв, что слегка перестарался, он ослабил объятия. – Я вернулся спустя два дня после вашей свадьбы… - Он ненадолго замолчал. Несмотря на пролетевшие годы, эти воспоминания все еще приносили ему сильнейшую боль. – Я так спешил к тебе… но все оказалось напрасно.
Он отпустил Лили и встал, чтобы вновь наполнить бокал. Впервые за много лет хотелось напиться, чтобы приглушить тот шквал эмоций, что бушевал в душе. Для одного вечера было слишком много впечатлений!
- Северус, - Лили подошла и обхватила ладонями его руки, в которых он бездумно согревал бокал с коньяком, - хватит пить! Алкоголем ты свои раны и обиды не залечишь. Все прошло! Теперь ты знаешь, что это был вынужденный брак. Я не могла дольше ждать. Вряд ли Джеймс так уж охотно взял бы меня в жены с пузом. – Лили нервно хмыкнула и отвела взгляд. – Перед ним я тоже виновата. Даже больше, чем перед тобой. Он умер, защищая нас, так и не узнав, что Гарри - не его сын… - ее голос сорвался.
- Прекрати! – Северус отставил бокал и вновь обнял любимую, чувствуя, как вздрагивают ее плечи от рыданий. – Тебе не в чем винить себя! Ты сделала то, что должна была!
- Я так ненавидела себя, - прошептала Лили. – Ежедневный обман выпивал мои силы. Лишь появление Гарри смогло восстановить мир в моей душе. К тому же, зная, что он твой сын, я любила его за двоих.
- Девочка моя, - Северус нежно укачивал ее в объятиях, - не стоит во всем винить себя. Ведь я виноват не меньше. Да, мне было приказано без промедления отправляться в Италию, но я мог бы черкнуть пару строк. Однако я побоялся подставить тебя под удар. Темный Лорд уже тогда был помешан на безопасности и подозревал в измене всех и каждого. Совы перехватывались и проверялись. Я не мог так рисковать, ведь ты магглорожденная…
- Я понимаю, - кивнула Лили, стирая слезы, - сейчас понимаю. А тогда…
- Давай мы больше не будем сегодня говорить об этом?
Северус неожиданно почувствовал сильнейшую усталость. Вечер и ночь выдались для него слишком насыщенными. Темный Лорд и пытки, тяжелая дорога домой, неожиданное появление феникса и чудесное возвращение Лили – всего этого было уже слишком для его измученного организма. А теперь ко всему еще и сын… Северус понимал, что телу срочно нужен отдых, но сумбур в мыслях вряд ли позволит ему сейчас заснуть.
- Хорошо, - Лили обеспокоенно посмотрела на него, словно чувствуя его смятение. – Пойдем спать?
- Я… да…
Северус перевел взгляд с Лили на дверь спальни. Там стояла узкая односпальная кровать. И как бы ни хотелось после столь долгой разлуки быть ближе к любимой, он чувствовал, что не должен навязывать ей свое присутствие. К тому же он опасался, что не сможет сдержать в узде свои желания, и не представлял, как воспримет Лили проявление его страсти. В любом случае, Северус сначала хотел разобраться в своих чувствах и обдумать все в спокойной обстановке.
- Знаешь, - после недолгих размышлений сказал он, - ты ложись спать. А мне еще нужно закончить к завтрашнему дню зелье для лазарета. Мадам Помфри очень просила.
- Хорошо… - Лили испытующе посмотрела на него. – Тогда спокойной ночи!
- И тебе! – Северус дернулся, желая пригладить рыжие волосы любимой, но передумал.
Лили, бросив на него внимательный взгляд, кивнула своим мыслям и пошла в спальню.
Стоило ей скрыться за дверями, Северус тут же рванул в лабораторию. Естественно, зелье, которое он упомянул, не требовалось в лазарете так срочно. Но любимое занятие всегда приносило ему успокоение и помогало навести порядок в мыслях.
В лаборатории он зажег огонь под одним из котлов, в котором уже была подготовлена основа для зелья. Спустя пару минут она закипела, и Северус принялся добавлять нужные компоненты. Вскоре зелье уже испускало горький запах полыни и светло-зеленые клубы пара. Он специально выбрал простое в приготовлении снадобье, которое заказала ему мадам Помфри. Делая механическую, давно заученную до мельчайших подробностей работу, Северус мог спокойно обдумывать последние новости, не опасаясь, что в чем-то напортачит от рассеянности.
Превращение Лили стало для Северуса потрясением. Иногда у него возникали сомнения в том, что все это не сон. Но он держал ее в своих объятиях, гладил густые рыжие волосы, и руки до сих пор ощущали их приятную тяжесть и шелковистость. Значит, Лили на самом деле сегодня вернулась к нему наяву, а не в мечтах, как это обычно бывало. Но как же сложно было поверить, что любимая все эти годы жила совсем рядом в образе необычной птицы.
- Хм… Фениксы – это же надо, - покачал головой Северус.
Он с детства знаком с магическим миром и знает множество волшебных животных и существ - хотя, конечно, больше в разобранном на ингредиенты виде. Но увидеть вживую представителя давно исчезнувшей с лица земли расы, о которой не помнит уже почти никто… разве это не удивительно? Хотя настоящим шоком стало для Северуса известие, что Гарри Поттер - его сын. Даже новость о Фениксах как-то блекла на этом фоне. Мало ли какие еще существа обитают на планете и за ее пределами. Ведь не факт, что они все известны магам. А вот сын… Северус, задумавшись, даже перестал измельчать в ступке высушенные цветки софоры.
Тряхнув головой, он вновь принялся за работу, пытаясь осмыслить и принять удивительную новость о том, что у него есть ребенок.
- Сын! Гарри Поттер – мой сын! – он проговаривал это вслух, под мерный перестук пестика, пытаясь убедить себя, что все это реальность. Северус верил, что Лили сказала правду. Он улавливал отголоски ее эмоций во время беседы. Но сложившаяся за годы привычка не доверять никому подталкивала удостовериться в этом воочию. Нужно было сделать магический анализ наподобие тех, что проводят гоблины в Гринготсе. А для этого ему необходима кровь Поттера! Северус сморщился, словно проглотил что-то несвежее. Он по-прежнему ненавидел эту фамилию. А принять то, что мальчишка, который ее носит, его сын… Это было слишком даже для Северуса! Нет, он не то чтобы отрицал этот факт, просто не мог назвать сыном человека с фамилией Поттер. Поэтому нужно было отвыкать от старой привычки и переучиваться называть мальчишку по имени. Но многолетняя неприязнь не могла пройти за пару часов. И даже мысленно назвать этого невозможного, упрямого гриффиндорца по имени было невероятно сложно, не говоря уже о том, чтобы произнести подобное вслух.
- Га… - имя, кажется, застревало в горле, не желая превращаться в звуки. – Гарри, - пересилив себя, все-таки произнес Северус, ощущая, как слово оседает на языке подобно каплям нового экспериментального зелья, эффект от которого еще до конца не изучен.
Вторая попытка оказалась более легкой, но он пока еще не мог без понуканий думать о Гарри, как о собственном сыне. Оставалось лишь надеяться, что со временем Северус примет это и сможет установить с ним контакт…
- Вот Мордред!!! – в сердцах выругался он, чуть не полоснув себя ножом по пальцу. Он лишь сейчас осознал, что раз Гарри его сын, то им придется как-то налаживать общение вне уроков и учебного процесса.
Зная, какая опасность грозит Гарри, Северус не собирался пускать дальнейшее развитие событий на самотек. А это значит, ему придется принимать непосредственное участие в жизни мальчишки. К тому же, зная, что Гарри тоже не питает к нему особой любви, Северус не представлял, как тот воспримет новость, что его отец вовсе не Джеймс Поттер. А то, что он узнает об этом, Северус даже не сомневался, помня энергичный и целеустремленный характер Лили. Та не станет оставаться в стороне от жизни своего… нет, их сына, да и Северусу не позволит. В этом он был полностью уверен!
Но хотелось надеяться, что все это произойдет не сегодня и не завтра, и у Северуса еще будет время, чтобы привыкнуть к данной мысли. Засыпав последний ингредиент в котел, он дождался, пока кипение прекратится, и, быстро разлив зелье по флаконам, пошел обратно в комнату.
На пороге спальни он замер, вспомнив, что там, на его кровати спит Лили. Стараясь не шуметь, Северус тихо прошел в комнату и остановился возле постели. Любимая спала, свернувшись калачиком. Сейчас, расслабленная и умиротворенная, она казалась еще моложе: рыжие волосы разметались по подушке, темные ресницы отбрасывали тень на бледные щеки, крылья носа слегка трепетали от тихого глубокого дыхания. Невыносимо хотелось притронуться к бархатистой нежной коже, чтобы ощутить ее шелковистость подушечками пальцев. Северус, не в силах противиться своему желанию, протянул руку, но замер буквально в дюйме от лица любимой. Так и не решившись прикоснуться к щеке, он провел пальцами по рыжей пряди, закрутившейся на кончике колечком. Вздохнув, Северус распрямился и, преодолевая соблазн присоединиться к Лили в постели, решительно развернулся и вышел из спальни.
В гостиной он призвал из шкафа плед и попытался как можно удобнее улечься на диване. Вертясь на неприспособленном для сна ложе, он вдруг ощутил острое желание перекинуться в свою анимагическую форму и промчаться по берегу Черного озера или по Запретному лесу. Хотелось вновь испытать это невероятное единение с природой, когда резкие порывы ветра приносят целый букет всевозможных запахов и звуков, за каждым из которых кроется своя история. Северус удивился себе: ведь он не перекидывался уже много лет, с тех самых пор, как исчезла Лили и канул в небытие Темный Лорд. Все эти годы, прошедшие с того ужасного дня, Северус ни разу не ощутил в себе тяги обернуться огромной черной кошкой. Он усмехнулся. Желание вспомнить свои былые способности казалось сейчас совершенно несвоевременным. К тому же, за искусственными окнами светало, и на сон оставалось от силы пару часов. Настроив чары будильника, Северус очистил сознание и, несмотря на все волнения и откровения прошедшей ночи, тут же заснул.

* * *

В камеру Дамблдора зашла целая делегация магов. Среди них Альбус заметил Кингсли, несколько знакомых авроров и пару чиновников с Перси Уизли во главе.
Перси сделал шаг вперед и достал из папки какой-то пергамент. Поправив очки, он слегка прокашлялся и принялся зачитывать, как оказалось, распоряжение «об освобождении Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора до выяснения всех обстоятельств дела». Отпускали его под клятву о невыезде из страны до окончания расследования.
Альбус хмыкнул в бороду. Персиваля этот звук, видимо, сбил. Он неловко закашлялся, сильно покраснел и, сделав небольшую паузу, продолжил:
- Кхм… временно отстранен от должности директора школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, сняты полномочия главы Визенгамота. А также вводится запрет на пребывание Альбуса Дамблдора на территории школы Хогвартс до особого распоряжения Министерства. Согласно магическому законодательству – указ министра номер…
- А что же от звания главы Международной конфедерации магов не освобожден? – сложив ладони лодочкой, прервал Альбус вдохновенное чтение Перси.
- Ну… тут… - замялся Уизли. Потом, взяв себя в руки, четко произнес: - В распоряжении об этом не сказано. Кхм-кхм… указ министра номер триста пятьдесят…
- А что ж он сам не пришел? – вновь перебил его Дамблдор.
Приняв серьезный вид, соответствующий моменту, Альбус с трудом сдерживал рвущуюся с губ усмешку. Перси еще не был закален в словесных баталиях и терялся от задаваемых любезным тоном провокационных вопросов. Один из чиновников, явившийся в составе делегации, что-то шепнул на ухо Уизли, и тот быстро, почти скороговоркой зачитал остаток текста.
- Неужели Корнелиус не рискнул встретиться со мною лицом к лицу? – покачав головой, притворно горестным тоном посетовал Дамблдор. – Ай-ай, а как же быть с этими артефактами? – он вытянул вперед руки в антимагических браслетах.
Вперед шагнул заместитель начальника аврората Гавейн Робертс.
- Вы должны поставить свою магическую подпись под этим документом, - он указал на пергамент, в который судорожно вцепился Уизли, - и тогда мы снимем наручники.
Альбус лишь закатил глаза на подобную глупость.
- Я же не могу оставить магическую подпись в этих браслетах, - пожал он плечами. Ему уже начал порядком надоедать этот цирк.
Дамблдору хотелось поскорее покончить с формальностями и оказаться на свободе. Он готов был завизировать документ, но чиновники сами же и задерживали процедуру.
Робертс с непроницаемым лицом поставил на стол небольшой ларец. Достав оттуда ключ, он снял с запястий Альбуса браслеты и сложил их вместе с ключом внутрь.
Уизли тут же положил на стол пергамент, а один из авроров опасливо протянул Дамблдору его волшебную палочку. Альбус лишь закатил глаза, заметив, как все напряженно застыли с палочками наизготовку, стоило ему сомкнуть пальцы на своей.
Оставив на документе магическую подпись, Дамблдор поднялся.
- Ну что ж, господа чиновники и авроры, коль со всеми формальностями покончено, могу я покинуть это весьма гостеприимное место?
Авроры расступились в стороны, освобождая проход. Дамблдор, гордо вскинув голову, прошествовал на выход. Заметив дернувшихся вслед чиновников, он усмехнулся:
- Ну что вы, господа, я знаю дорогу. Провожать не надо.
С этими словами он, стараясь ступать важно и неспешно, покинул камеру, а затем и Министерство. По дороге ему почти никто не встретился. И это неудивительно, ведь уже давно наступил вечер. Министр, видимо, специально так подобрал время освобождения, чтобы Дамблдора видело как можно меньше свидетелей. Это не могло не радовать. Значит, Фадж уже понял, какой промах совершил.
Выйдя на улицу, Альбус полной грудью вдохнул теплый весенний воздух. Не сказать, чтобы он был таким уж чистым, все же Министерство находилось недалеко от центра Лондона. Но все же это был воздух победы. Пусть пока и не окончательной, но Дамблдор собрался сделать все возможное, чтобы утопить Фаджа. А для этого нужно собрать своих людей и тщательно подготовиться.
Немного поразмышляв над тем, куда податься, Альбус аппарировал в свой старый заброшенный дом в Годриковой Лощине, в котором не был с тех пор, как получил в Хогвартсе должность преподавателя трансфигурации. Он не собирался там долго оставаться, предпочитая более комфортное жилище и уход. Но прежде, чем показаться кому-то из своих последователей, Дамблдор хотел привести себя в порядок, чтобы внушать своим видом уверенность и несгибаемость назло всем жизненным перипетиям.

* * *

- «Дамблдор арестован!», «Чем мешает министру Хогвартс?», «Фадж превысил полномочия!», «Международная конфедерация магов протестует!». «Фадж или Дамблдор – чья возьмет?» - о! А вот это уже, без сомнения, Рита Скитер, - печально усмехнулась Гермиона, отодвинув от себя ворох газет.
Неразлучная троица друзей – Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и Рон Уизли - сидели в гостиной у камина. После ареста Дамблдора прошло уже два дня. Гарри никак не мог перебороть постоянно накатывающее чувство вины. Ведь директор взял на себя всю ответственность, чтобы оградить его, Гарри, от заслуженного наказания. Он видел, что Гермионе тоже не легче. Идея организовать кружок по защите, да еще и назвать его Отрядом Дамблдора, исходила от нее. Но и Гарри был виноват не меньше. Он же согласился с подругой, прекрасно понимая, что, устраивая все это, провоцирует Амбридж. Вся их затея была рискованной. Учить студентов защите прямо под носом у этой розовой жабы - все равно, что махать куском мяса перед носом голодного пса. Стоило утратить бдительность – и вот результат! Дамблдор арестован, а Гарри с друзьями маются от угрызений совести, понимая, что ничем не могут помочь директору, который прикрыл их от наказания, взяв вину на себя.
Однако сегодня целый день творилось что-то странное. Газеты завалили магический мир экстренными выпусками, пестревшими такими вот провокационными заголовками. Общественность возмущалась поступком Фаджа. Вчера за весь день вышел только один внеочередной выпуск «Пророка» с огромной статьей, содержащей напыщенное и амбициозное интервью министра. Создавалось впечатление, что именно это и послужило спусковым механизмом для ряда статей, изобличающих несовершенство его правления и раскрывающих читателям глаза на ошибки, совершенные Фаджем.
Судя по сегодняшним статьям, магическая Британия находилась чуть ли не на грани революции. Народ с утра осаждал здание Министерства, не особо заботясь о том, что все это может привлечь внимание магглов. Гермиона, получая свежую прессу, тут же зачитывала друзьям все новые и новые заметки и статьи, которые в большинстве своем обличали Фаджа. Но были и такие, которые рассказывали о жизни Дамблдора и его заслугах перед магическим обществом. Однако все это не приносило облегчения. Приятно, конечно, что оружие, которое министр использовал, чтобы дискредитировать Поттера и Дамблдора, было применено против него же. Только Гарри пока не понимал, что это может дать.
- Ой, Гарри, смотри, а вот тут и про тебя есть! – Гермиона подсунула ему один из номеров, открытый на предпоследней странице.
- И что там? – Гарри скептически посмотрел на газету, не желая читать очередной бред о том, какой он псих.
- Тут о директоре и его участии в твоей судьбе. На самом деле, статья хорошая. Она в защиту директора написана, а о твоей жизни только несколько довольно правдивых фактов и ни слова порицания.
- Гермиона, - проныл Рон, уронив голову на сложенные перед собой руки, - может, хватит с нас этих статей? У меня уже голова пухнет.
- Рон! – в голосе Гермионы зазвенела сталь, - Как ты можешь?! Директор арестован по нашей вине, а тебе все равно?
Уизли тут же втянул голову в плечи, виноватым взглядом посмотрев на Гермиону. Гарри невесело хмыкнул. В этом был весь Рон. Что-то ляпнуть не подумав – всегда пожалуйста, а вот отвечать за свои слова он не умел и боялся. Гарри поднялся.
- Гермиона, что ты говоришь? Конечно, Рон тоже переживает за Дамблдора. Просто все мы устали. Уже давно пора спать. Завтра, между прочим, обычный учебный день, и уроки нам никто не отменит даже из-за ареста директора.
- Да, Гарри, ты прав, - бросив укоризненный взгляд на широко зевающего Рона, Гермиона быстро поднялась. Собрав в охапку газеты, она пожелала всем спокойной ночи и, недовольно тряхнув головой, отправилась в спальню.
- Ух, ну и характер! – восхищенно пробормотал Уизли. – Она когда на меня так смотрит, мне тут же хочется под стол спрятаться. Аж мурашки по коже. Ну, точно как мама!
- Пойдем, - хлопнул друга по плечу Гарри, - а то поздно уже. Завтра тяжелый день.
- Ох, мерлиновы яйца! Я же по зельям эссе не закончил! - Уизли застыл посреди лестницы с выпученными от страха глазами. – Как думаешь, даст она мне списать, а? – с надеждой посмотрел он на Поттера.
Гарри лишь пожал плечами. Он прекрасно знал, что все зависит от настроения Гермионы. Сам он, несмотря на удручающие события последних дней, зельеварение с горем пополам сделал. Зная отношение Снейпа, Гарри просто не мог прийти к нему на урок неподготовленным. Как ни странно, но делая самостоятельно домашние, он вполне неплохо разбирался в этом предмете и лишь иногда просил помощи у подруги. Но стоило ему увидеть сжатые губы и прищуренный взгляд профессора, как все знания мгновенно вылетали из головы. На проверочных работах в присутствии Снейпа Гарри почему-то писал лишь малопонятный бред, имеющий к зельеварению весьма отдаленное отношение. Он не понимал, с чем это связано. Снейп действовал на него настолько подавляюще, что рядом с ним у Гарри не получалось ничего: ни ненавистные зелья, ни злосчастная окклюменция.
Пока он размышлял о Снейпе, Рон, недовольно бурча и разговаривая сам с собой, укладывался спать.
- Спокойной, Гарри, - завешивая полог, пробормотал Уизли.
- И тебе.
Гарри лег в кровать. Пытаясь следовать указаниям Снейпа, он попробовал очистить сознание, но ничего не получилось. Мысли о Дамблдоре не давали расслабиться, отрешиться от проблем не удавалось. Особенно запали в душу последние слова директора о доверии. Гарри понимал, что тот прав на все сто. Он и сам уже не знал, кому из окружения можно доверять, а кому нет. Неприятным было и то, что Чжоу, с которой они вроде бы встречались, поддержала не его, а свою подружку-предательницу.
Тяжело вздохнув, он вновь попытался отбросить тревожащие душу мысли. После очередной неудачной попытки Гарри недовольно поморщился и, повернувшись на бок, закрыл глаза. Он решил с завтрашнего дня всерьез заняться окклюменцией и не сдаваться до тех пор, пока не добьется результата. И это была его последняя осознанная мысль. Утомленный напряжением последних двух дней, заснул он достаточно быстро.

* * *

Лили проснулась на удивление бодрой и отдохнувшей. Открыв глаза, она сначала не поняла, где находится, но постепенно вспомнила события прошлой ночи и резко села в постели. Посмотрев по сторонам, она глянула на часы: время приближалось к полудню. Лили широко распахнула глаза, ведь она никогда не имела привычки спать так поздно. Видимо, на обратное превращение ушло слишком много сил, да и откровения прошедшей ночи тоже потребовали изрядных затрат энергии. Странно было, что Северус не разбудил ее. Да и, судя по всему, ночевал он где-то в другом месте. Прислушавшись к своим ощущениям, Лили поняла, что в комнатах его сейчас нет.
Она сладко потянулась, с наслаждением раскинув руки и выгнув спину. В блаженстве прикрыв глаза, она поняла, что ощущать себя человеком намного приятнее, чем птицей. Но и у второй ипостаси существовало много преимуществ. Лили была не уверена, что сможет сейчас без проблем обернуться, поэтому решила пока повременить с экспериментами. Хотя очень хотелось попробовать осмысленное, а не принудительное превращение.
Спустив ноги с кровати, она с удивлением уставилась на широкую мужскую мантию, болтающуюся на ней как на вешалке. Видимо, пока она спала, чары, примененные Северусом, развеялись, и мантия вернулась в свой изначальный вид. Однако, осмотревшись, Лили обнаружила рядом, на кресле комплект женской одежды. В ней не ощущалось магии, поэтому можно было предположить, что Северус купил все это специально для нее. Улыбнувшись его предусмотрительности, Лили встала.
Прихватив белье с собой, она отправилась в душ. После многолетнего заточения в птичьем образе Лили испытывала невероятное наслаждение от возможности поплескаться в воде и полежать в горячей ванне.
Выйдя из душа, она прошла в комнату, которая служила Северусу гостиной. На журнальном столике возле дивана обнаружился поднос с едой. Лили решила позавтракать - или пообедать, если судить по времени, а потом уже подумать над сложившейся ситуацией.
Наевшись, она уселась поближе к камину. В воздухе ощущалась еле заметная сырость – все-таки чувствовалось, что жилище Северуса находится в подземельях. Лили взмахнула рукой, разжигая тлеющий огонь, и даже не задумалась о том, что колдует без палочки. Магия родной стихии подчинялась без всяких усилий.
Наблюдая за причудливым танцем языков пламени, она попыталась разобраться в сложившейся ситуации. Вчера, когда Северус сбежал от нее – а иначе как побегом его поступок она назвать не могла – Лили перекрыла канал связи, существующий между ними, чтобы не давить на Северуса своими эмоциями. К тому же, ощущая его растерянность и неприятие, она тоже расстраивалась. Лили не могла и предположить, что новость о сыне он воспримет более чем прохладно. Нет, она понимала, что обидела Северуса, выйдя замуж за Джеймса, но на тот момент не могла поступить по-другому. Да и Снейп тоже в некоторой степени виноват в той неразберихе, в которую превратилась их жизнь. Но это все прошлое и его уже не исправить. А вот его неприязнь к Гарри – это уже настоящее, и пока они не разберутся в своих чувствах друг к другу, ни о каком будущем не стоит даже задумываться. А ведь им предстоит еще как-то выстоять против внешних врагов. Ни Дамблдор, ни Волдеморт от своего не отступятся. Лили это прекрасно понимала. Чтобы одолеть таких противников, нужно доверять друг другу и действовать организованно и согласованно. Размолвки и недопонимание не помогут им достичь единства.
Однако всему свое время. Лили надеялась, что Северусу нужно просто привыкнуть к мысли об отцовстве. К тому же она еще не знала, как Гарри воспримет ее возвращение и известие о том, что его отец вовсе не Джеймс. То, что Северус не очень хорошо относится к их сыну, она прекрасно поняла. А вот как относится к нему Гарри, предстояло еще узнать.
Несмотря на все сомнения и опасения, ей до безумия хотелось увидеть своего мальчика! Лили, конечно, помнила, каким он стал. Ведь в бытность свою птицей она иногда видела Гарри в кабинете Дамблдора, но это было так давно. Ей хотелось прикоснуться к нему, обнять, потрепать по волосам. Узнать о нем как можно больше: как живет, кто его друзья, чем интересуется? А ведь Гарри скоро шестнадцать лет… и вполне возможно, что у него уже есть девушка. Лили мечтательно улыбнулась своим мыслям.
В размышлениях о двух дорогих ее сердцу мужчинах прошло достаточно продолжительное время. Судя по времени, приближался вечер, а Северус все не возвращался. Лили поднялась и нервно прошлась по комнате. Она чувствовала, что с любимым все в порядке и он пребывает в какой-то странной эйфории. К тому же их связь сейчас ощущалась как-то странно. Эмоции Северуса казались ярче и насыщеннее, и в то же время они мало походили на человеческие.
Лили несколько раз подходила к дверям, стремясь отправиться на поиски Северуса, но тут же отступала обратно, прекрасно понимая, что ей нельзя показываться на глаза преподавателям и ученикам Хогвартса. Не имея палочки, она даже не могла наложить на себя дезиллюминационное заклинание, чтобы стать невидимой и побродить по замку. Этот вопрос, кстати, тоже требовал скорейшего решения. Огненная магия – это, конечно, здорово, но Лили еще не до конца изучила свои возможности. И практиковаться в данном виде магии предстоит явно не в Хогвартсе.
С каждой минутой, проведенной в одиночестве, Лили нервничала все сильнее. Стены комнаты давили на психику не хуже прутьев ненавистной клетки. Подойдя к комоду, где Северус хранил спиртное, она налила себе в бокал немного коньяка из открытой вчера бутылки. Заметив, как дрожат от напряжения пальцы, она, устав сдерживаться, с силой швырнула бокал через комнату. Тонкое стекло ударилось о стену и разлетелось на тысячи осколков.
- Ничего себе встреча! – послышался от двери ехидный голос Северуса.
- Где ты был?! – гневно сузив глаза, спросила Лили.
- Пытался найти мир в своей душе, - улыбнувшись, пожал плечами Снейп. Он закрыл за собой дверь и взмахом палочки быстро убрал с пола осколки стекла и брызги коньяка. – А ты, я смотрю, занялась уничтожением моих запасов спиртного?
- Надо же было мне чем-то заняться! – недовольно фыркнула Лили. Затем скептически добавила: – Ну и как, добился результата? Нашел, что искал?
- Несомненно, - важно кивнул Северус, затем быстро подошел и попытался обнять, но она воспротивилась, передернув плечами. Тогда он зарылся лицом в ее волосы и тихо прошептал: - Какая же ты глупышка! Ну, извини меня! Мне правда нужно было немного прийти в себя. Я… я был в лесу. Думал.
- И что надумал? – Лили перестала вырываться, напряженно прислушиваясь к своим ощущениям. Но от Северуса шел поток умиротворения и покоя.
- Ты не представляешь, как я счастлив, что ты жива! Что ты со мной сейчас! И что у нас с тобой есть сын! – Северус продолжал обнимать ее, шепча все это ей на ухо.
- Почему «сейчас»? – Лили уловила в его тоне нотки сомнения.
Он повернул ее к себе лицом и серьезно заглянул в глаза.
- Посмотри на меня внимательно! Я уже не двадцатилетний юноша, и прожитые годы оставили свой отпечаток и в моей душе, и на теле. Не скажу, что все было так уж ужасно, но я отвык доверять людям. Отвык полагаться на кого-то и прислушиваться к чужому мнению. Вряд ли мне удастся изменить свой характер, ведь я уже смирился с одиночеством. А ты молодая и красивая, - чувствовалось, что эта речь дается Северусу с трудом, но он продолжал говорить. – Ты уверена, что я нужен тебе такой? Потому что мне будет очень тяжело оправиться от очередного разочарования, если спустя какое-то время ты вдруг передумаешь…
- Северус! – позвала его Лили, но он, словно не слыша ее, продолжал говорить. Чтобы достучаться до него, ей пришлось повысить голос: – Север! Замолчи сейчас же! Что за чушь ты несешь?! – как ни странно, возмущенный тон заставил его замолчать. – Ты что, так ничего и не понял из моего вчерашнего рассказа? Я – Феникс, и я люблю тебя! А любовь Феникса – это навсегда! Как я могу передумать, если мы с тобой связаны? То, что в птичьей ипостаси у меня есть крылья, не делает меня ангелом! Или ты забыл мой характер? Могу тебе сказать, что он совершенно не изменился. Нам обоим придется привыкать жить вместе и строить свою семью. Если тебе, конечно, это нужно…
- Что за глупости! Это ведь ты еще в школе разорвала наши отношения! Но сейчас… Ты уверена, что хочешь быть со мной? – Северус с сомнением посмотрел на нее. Лили чувствовала его растерянность. Вдруг он резко взмахнул палочкой, и вместо книжной полки перед ними оказалось большое зеркало. – Посмотри! – он ткнул пальцем в их отражение. – Посмотри, как это будет выглядеть!
Лили сначала не поняла, чего он хочет добиться, показывая ей зеркало. Северус стоял вплотную, возвышаясь над ней на голову. Она не стала разглядывать свое отражение, заметив лишь, что со вчерашнего дня ее внешность совершенно не изменилась. А вот в облике Северуса произошли незначительные перемены. Исчезли темные круги под глазами, разгладились горькие морщинки в уголках рта и на лбу. Взгляд стал более ясным. Казалось, будто за сегодняшний день он помолодел на пару-тройку лет и сейчас выглядел на свой настоящий возраст, если не чуть младше. Лили быстро осознала, что он хотел показать ей видимую невооруженным глазом разницу во внешности молодой девушки и взрослого мужчины. Но она не поддалась на эту провокацию.
- При чем тут внешность? – четко выговаривая каждое слово, Лили злобно сверлила взглядом отражение Северуса. – Или ты любишь меня только за красоту и молодость? Или считаешь, что я в тебе ценила лишь это? – она недовольно фыркнула. – Вообще-то, я думала, что ты умнее!
Вырвавшись из его объятий, Лили с гордым видом подошла к дивану и уселась на него, устремив взгляд в огонь. Пламя успокаивало, даря умиротворение. Но возмущение поведением Северуса не желало униматься.
- Лили… - он неслышно подошел и сел рядом, взяв ее за руку. – Видеть тебя рядом, знать, что ты только моя – это было моей недостижимой мечтой многие годы. Поэтому, если ты настроена серьезно, то я… я хотел бы, чтобы ты стала моей женой!
Лили в шоке посмотрела на него. Нет, она мечтала восстановить свою истинную семью, но как-то не ожидала, что Северус сразу же сделает ей предложение.
- Я… - растерянно начала она. Но увидев, как нахмурился Северус, уже более решительно добавила: - Конечно я согласна! Но только с одним условием: нужно сообщить Гарри о том, что я жива и что ты - его родной отец!
- Представляю, как он отреагирует на последнюю новость, - Северус прикрыл глаза и покачал головой. – Но будь по-твоему. Наверное, он имеет право это знать. Только нужно сперва обдумать, как сообщить ему эти радостные известия, не привлекая чужого внимания. Он парень эмоциональный, и я совершенно не представляю, что он может выкинуть. И если новость о твоем воскрешении будет для него, бесспорно, радостной, то появление живого папаши он вряд ли воспримет благодушно.
- А что, у вас с Гарри все настолько плохо? – Лили настороженно посмотрела на Северуса.
- Хм… хуже не бывает, - покачал головой он. – У нас не просто «плохо», у нас все отвратительно! Зато теперь я понимаю, откуда у него такие черты характера…
- Ты о чем? – Лили видела, что Северус не желает говорить об их с Гарри взаимоотношениях, но она всегда была любопытна и настойчива. Спустя час она знала почти все об их вражде. Нахмурившись, она сосредоточенно размышляла о том, что примирить этих двух мужчин будет, скорее всего, не так просто, как она рассчитывала. Но упрямства ей было не занимать.
- …вот поэтому я и не надеюсь на радость от подобных новостей с его стороны, - закончил свой рассказ Северус.
- Да уж, ситуация… - Лили задумчиво смотрела в камин. Заметив, что огонь стал затухать, она неосознанно махнула рукой, и он заиграл с новой силой.
- Тебе срочно нужна волшебная палочка, - вынес вердикт Северус. – Я вообще считаю, что твое возвращение пока нужно держать в тайне. Но даже посвященным людям не стоит знать о твоих необычных способностях.
- Да, палочка нужна… - Лили отвела взгляд от огня и, осознав слова Северуса, уточнила: - Чего ты опасаешься? Мне кажется, самую большую опасность пока для нас представляет Дамблдор, потому что он единственный знает о Фениксах. Но он, слава Мерлину, в тюрьме.
- Не думаю, что это надолго, - Северус рассказал Лили об экстренных выпусках сегодняшних газет. – Скорее всего, Дамблдора отпустят под магическую клятву. Фадж - не тот человек, чтобы идти против общественного мнения. Он слишком труслив и недальновиден. Поэтому пока тебе придется скрываться здесь, а там посмотрим по обстоятельствам. Но как только Дамблдор вернется в Хогвартс, нужно будет искать новое убежище. Я не знаю всех возможностей, которые дает должность директора.
- Да уж… - Лили задумчиво накручивала на палец прядку волос. – Дамблдор очень опасен, его нельзя недооценивать. Тем больше поводов для волнения. Гарри тоже в опасности. Судя по всему, у старика на него какие-то планы.
- Да, я заметил, - подтвердил Северус предположения Лили. – Но давай решать проблемы по мере поступления. Сейчас основные задачи - достать тебе палочку и организовать вашу с Гарри встречу. А потом все вместе будем думать, что делать дальше. – Северус поднялся. – Не хочешь поужинать? Я, воспользовавшись отсутствием Дамблдора, добился у Амбридж разрешения пропустить ужин в Большом зале, сославшись на варку зелий. Она зачем-то просила приготовить ей Веритасерум.
- И ты его ей дашь? – с ужасом спросила Лили. Северус успел ей в нескольких словах обрисовать ситуацию в школе и причины ареста Дамблдора.
- За кого ты меня принимаешь? – хмыкнул он.
Лили улыбнулась. Несмотря на приобретенную с годами суровость, Северус в некоторых вещах совершенно не изменился. Пока она вспоминала их детство, в комнате появился домовик с подносом, полным еды.
- А он нас не предаст? – после того, как эльф исчез, спросила Лили.
- Вообще-то, все домовики подчиняются хозяину Хогвартса, то бишь, Дамблдору. Но у каждого учителя есть в распоряжении свой личный, приставленный к нему эльф. И пока я числюсь в преподавательском составе школы, он не может нарушить мой приказ и навредить мне. Правда, это касается только личной жизни. Так что пока нам ничего не грозит.
Лили удовлетворилась объяснением и накинулась на еду, уплетая поданные блюда с завидным аппетитом. После ужина они еще немного обсудили предстоящую встречу с Гарри, которую Северус обещал организовать при первой же возможности.
Заметив усталый вид любимого, Лили притворно зевнула.
- Поздно уже. – Северус поднялся. – Иди, ложись.
- А ты?
- А у меня с пятницы остались еще непроверенные эссе студентов, - он махнул рукой на заваленный свитками письменный стол.
Лили, хмыкнув, поцеловала Северуса в щеку и пошла в спальню. Она прекрасно поняла его уловку. Видимо, и эту ночь он собрался провести на диване в гостиной. Но она решила искоренить эту дурную привычку в самое ближайшее время и вернуть Северуса в его же постель.

@темы: Цикл "Феникс", Фанфики по Гарри Поттеру, Гет

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

elsiss

главная