elsiss
Женщины страстно любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.(с)
Пролог

Июнь 1992г.

Школу чародейства и волшебства Хогвартс окутывала привычная ночная тишина. В кабинете директора на жердочке в золоченой клетке, засунув голову под крыло, мирно дремал феникс. Его шею украшал красивый магический ошейник, разрисованный странными символами, отдаленно напоминающими руны. Прежние директора школы, запечатленные на холстах, развешенных по стенам, тихо посапывали: то ли спали, то ли тщательно делали вид, что спят. Казалось, ничто не нарушит покой пустого кабинета в отсутствие хозяина, которого еще вечером вызвали в Министерство магии.
Вдруг феникс растерянно встрепенулся в своей клетке. Переступив с ноги на ногу, он огляделся, словно не понимая, что его потревожило. Увидев, что вокруг все спокойно, он вновь попытался, спрятав голову под крыло, продолжить свой отдых. Но спустя миг снова вскинулся, взволнованно встопорщив перья. Потоптавшись по клетке, феникс несколько раз толкнулся в закрытую дверку, затем принялся биться о прутья, яростно хлопая крыльями. Тишину кабинета взрезал мелодичный звук, полный горя и тоски. Директора на портретах удивленно подняли головы, пробуждаясь ото сна.
- Что это с Фоуксом? – спросила почтенная дама преклонного возраста, разглядывая птицу в золоченое пенсне.
- Понятия не имею! – ответил ей импозантный мужчина с другого портрета, поднимаясь из удобного кресла с высокой спинкой и подходя к раме. – Он никогда так себя не вел. Может быть, что-то случилось с Дамблдором?
Пока нарисованные на холстах волшебники обсуждали странное поведение птицы, та продолжала нервно биться о прутья своей тюрьмы. Но постепенно феникс начал успокаиваться. Еще какое-то время потоптавшись по клетке, он вновь уселся на свой насест, все еще слегка топорща перья и недовольно вскрикивая. Напоследок окинув внимательным взглядом кабинет, Фоукс опять засунул голову под крыло и наконец-то уснул.
Волшебники на портретах еще около получаса оживленно обсуждали странное поведение птицы, но постепенно они успокоились, и беседа сошла на нет. Когда спустя час в кабинет зашел директор Хогвартса Альбус Дамблдор, ничто в помещении не напоминало о случившемся переполохе.

Июнь 1993г.

Напряженная атмосфера в Хогвартсе ощущалась везде, даже в кабинете директора, который пустовал без своего хозяина уже некоторое время. В течение последнего месяца сюда заходили только домовики, которые наводили порядок и кормили директорского фамильяра.
Но в этот вечер тревога буквально разливалась в воздухе, заставляя нервничать всех обитателей школы. Феникс взволнованно переступал по своему насесту туда-сюда, осторожно осматриваясь. Волшебники с портретов что-то бурно обсуждали между собой.
- Доигрались! Чего и следовало ожидать. Дамблдору давно нужно было закрыть школу и отправить детей по домам, - ехидно проговорил один из бывших директоров, удобно устроившись в нарисованном кресле. – По Хогвартсу разгуливает какой-то жуткий монстр, а дети так и продолжают учиться. В мои времена…
- Вы, конечно, правы, Финеас! – перебила его дама с золоченым пенсне в руках. – Но и попечители погорячились, отстранив Альбуса от должности в такое напряженное время. Я бы поняла еще, если бы они помимо этого вызвали комиссию по обезвреживанию опасных существ. Так нет же! Все так и застопорилось, словно в ожидании, что ситуация разрешится сама собой! Вот и разрешилась! Как так мож… Посмотрите, что это с Фоуксом опять?
А феникс тем временем вновь, как и год назад, стал нервно биться в своих путах. Сегодня его не окружали прутья золоченой клетки. Обычный кожаный ремешок, прикрепленный к насесту, удерживал его за ошейник, украшенный рунами. Феникс с упорством и каким-то несвойственным для птиц отчаянием продолжал рваться с места. Видимо, поняв бесплодность своих попыток, он ухватился клювом за ремешок, остервенело дергая его. Спустя какое-то время поводок перетерся под действием твердого клюва, и феникс, издав победную трель на весь кабинет, стремительно взлетел. Разминая крылья, он описал несколько кругов под потолком и начал отчаянно метаться по помещению в поисках выхода.
- Глупая пичуга! – раздалось с полки над камином. – Меня с собой возьми! Или полетишь на выручку мальчишке с пустым клювом?
Фоукс элегантно развернулся в полете и стремительно спикировал вниз, схватив когтистыми лапами старую, потрепанную распределяющую шляпу. Аккуратно удерживая свою ношу, он вновь взмыл под потолок.
- Ну что, - ехидно выдала шляпа, - так и будешь кружить? Или попытаешься хоть что-то сделать?
Феникс на мгновение завис в воздухе, резко махая крыльями. По его перьям пошла волна ослепительного света, и спустя миг он исчез из кабинета в яркой огненной вспышке.
- Ничего себе! – часто моргая, восхищенно присвистнул кто-то из нарисованных директоров. – Он еще и так может?!
- Надеюсь, он успеет вовремя! – важно кивнул солидный мужчина с одного из портретов. – Давно такого не было, чтобы ученик взывал к магии Хогвартса. Вы же тоже это почувствовали?
Директора согласно покивали в ответ.
- Попросивший у школы помощи - всегда ее получает! - наставительно произнес один из них. – Пусть и таким вот необычным способом.
А Фоукс тем временем спешно летел по подземным лабиринтам туда, куда звало его сердце.

Июнь 1994г.

- Опять твой несносный мальчишка вляпался в неприятности! А мне, как всегда, разгребай, – недовольно буркнул Дамблдор, злобно глянув на феникса и стремительно покинув кабинет.
Феникс проводил директора пристальным взглядом. Беспокойно потоптавшись по жердочке, он вдруг присел, встопорщив перья и втянув голову, словно ощутил какую-то угрозу. Вздрогнув всем телом, Фоукс поднялся и, взмахнув крыльями, дернулся вверх. Однако крепкая серебряная цепочка, которой Дамблдор после прошлогоднего приключения заменил испорченный кожаный поводок, зачаровав от разрывов, не позволила отлететь от насеста дальше чем на пару футов. Сделав еще несколько попыток вырваться, феникс тяжело опустился на насест. Не пытаясь больше взлететь, он продолжал метаться, периодически взмахивая крыльями и оглашая кабинет мелодичными звуками, несущими в себе тоску и тревогу. Так продолжалось где-то около часа.
Бывшие директора, наблюдая за метаниями птицы с портретов, тихо переговаривались между собой.
- Ну вот, опять Фоукс разволновался. Интересно, это как-то связано с тем мальчиком, Поттером? – внимательно разглядывая мечущуюся птицу сквозь пенсне, спросила почтенная дама с одного из портретов.
- Судя по словам Дамблдора – так оно и есть, - хмыкнул в ответ Финеас Блэк.
- Не нужно язвить! – мягко укорила его другая леди, сухонькая маленькая старушка в чепце. – Меня вот интересует другое. Из слов Дамблдора можно сделать вывод, что этот мальчик как-то связан с Фоуксом. Интересно, в чем заключается их связь?
А феникс, не обращая внимания на болтовню портретов, нервно топтался и кружил на месте, время от времени взмахивая крыльями. Наконец, он немного успокоился и застыл, продолжая настороженно прислушиваться и оглядываться по сторонам.

Июнь 1995г.

- Эх, жаль, что мы не можем взглянуть на финальное состязание, - разочарованно проговорила с одного из портретов волшебница в строгом коричневом платье.
Тема Турнира в последние дни стала главной для бывших директоров Хогвартса, населявших холсты в кабинете Дамблдора.
- Ничего хорошего в этих турнирах нет, - недовольно буркнул старичок с огромным накрахмаленным воротником. – Помнится, в мое время в финале погиб ученик, не справившись с мантикорой. А ведь руководители школ просили организаторов не использовать в состязаниях смертельно опасных тварей.
- В этот раз сказали, что все продумано до мелочей и с учениками ничего не случится, - пожал плечами крупный блондин с другого портрета.
- Они каждый раз так говорят! Одни драконы с первого испытания чего стоят. Помнится… - начала говорить старушка в чепце, но ее прервал странный звук, источник которого нарисованные волшебники нашли не сразу.
Феникс, заметно нервничавший весь вечер, вдруг, распахнув глаза и расправив крылья, издал звонкую трель, и из его горла полилась неземная мелодия. Она взмыла к потолку и, оттолкнувшись от перекрытия, вернулась вниз двойным эхом. Создавалось ощущение, что Фоукс своим пением вторил кому-то за пределами этих стен. Из глаз феникса потекли слезы, но он продолжал выводить песнь, в которой слышались то грозные, то подбадривающие, то умиротворяющие ноты. Необычайной красоты музыка струилась под сводами замка. Вдруг она резко оборвалась. Феникс, взмахнув крыльями, на пару секунд завис над насестом. Затем, плавно опустившись, склонил голову; из глаз его продолжали литься слезы, капая на пол и без следа впитываясь в ковер.
- Если бы я был жив, - прошептал один из нарисованных директоров, - у меня бы волосы встали дыбом от подобных звуков.
- Да уж, жуткий мотивчик, - скривился Финеас Блэк.
- Что вы говорите?! – возмутилась дама с пенсне. – Прекрасная мелодия! Мне она напомнила о давно забытых чувствах. Перед глазами так и встала отчетливая картинка: мать защищает и подбадривает своего ребенка в момент смертельной опасности.
Многие волшебники с портретов удивленно посмотрели на нее. Видя столь пристальное внимание, дама отвернулась, украдкой промокнув выступившие на глазах слезы белым кружевным платочком.
А феникс продолжал плакать, чувствуя, что где-то вдалеке родное ему существо страдает. И Она ничего не может сделать, чтобы помочь своему птенцу…

@темы: Гет, Фанфики по Гарри Поттеру, Цикл "Феникс"